Мир, в котором есть Уильям

 

О хороших спектаклях всегда писать сложнее, чем о плохих. С одной стороны, можно хвалить громко, радостно смакуя каждую мелочь, тем самым выдавая свою необъективность, с другой стороны, нужно чем-то обосновать, почему же спектакль хороший. Но в качестве заслуженной похвалы, хочется отметить следующее: как же нам всем повезло, что в Москве есть такой спектакль, как “Влюбленный Шекспир”, идущий уже второй сезон. И с другой стороны: как жаль, что у нас мало таких спектаклей, как “Влюбленный Шекспир”.

 

Начнем с того, что это Том Стоппард. Один из ярчайших драматургов современности. Его стиль отличает то, что, в основном, поклонниками его пьесы являются интеллектуалы, способные наслаждаться интертекстуальностью и ключами, заложенными в культурный код. Том Стоппард далеко не первый раз появляется на московской сцене. Пожалуй, самым запоминающимся событием был РАМТовский “Берег Утопии”, длиной в целый день. Но если в “Береге” у Стоппарда проскальзывала ненавязчивая заумь, то “Влюбленный Шекспир” будет понятен всем без исключения, даже тем, кто первый раз слышит слово “Шекспир”. Тому доказательство: зал, остро и эмоционально реагирующий на шутки, сложившиеся ситуации и неожиданные повороты.

 

Конечно, материал великолепен от и до, но что важно, в огранке труппы театра постановка становится настоящим бриллиантом. Здесь все на месте: декорации, свет, актерская игра, музыкальная тема. Пронизанный искренним юмором, спектакль легко находит отклик в зрительских сердцах. Здесь поют, танцуют, фехтуют, а костюмы сшиты в традициях средневековой моды. А Елизавета I (Тамара Лякина, Нина Попова), будто бы сошла с портрета.

 

Почему все так хорошо? Потому что все связано. Шекспир — драматург. Стоппард — тоже, потому его образ ему так интересен, и разработан до мельчайших деталей. Стоппард интересен режиссеру спектакля Евгению Писареву, а образы артистов интересны артистам. Потому что все от сердца, по любви.

 

Главное, что это — спектакль про дружбу, любовь, вдохновение, и конечно, театр. Удивительно, но оскароносный сценарий Стоппарда на сцене смотрится еще органичнее, ведь весь мир — театр! Достаточно лаконичная и простая движимая декорация, которая становится то балконом (не Джульетты!) Виолы (Таисия Вилкова очень искренна в этой роли, особенно убедителен её Томас Кент), то театром “Роза”, то королевским дворцом, с танцующими тенями за ней. В какой-то момент приходит ощущение, что смотришь самого Шекспира, настолько прочно все соединилось, ведь и драматургически, и постановочно, действие выстроено в духе британского гения.

 

Самыми добродушно смешными сценами становятся репетиции в театре. Ансамбль театра “Роза”  собрал самых талантливых. Тут есть и заика, и местная звезда, ну, и конечно, мужчина, переодетый в Джульетту (все же помним, что это шекспировский театр?). Юмористическую площадную манеру оттеняет любовная линия Виолы и Уилла Шекспира (Дмитрий Власкин, Кирилл Чернышенко), трогательная и нежная. Ну и, конечно, интрига: какой театр победит в борьбе за новую пьесу Уилла: “Роза” или “Занавес”?

 

Шекспир в начале пишет “Ромео и Джульетту” как комедию, которая в итоге становится трагедией. Жизнь же самого Уилла — что-то между, и тем самым развязка приближает драматурга к абсолютно реальным людям, таким, как мы с вами. “Я не могу быть женщиной, лишившей мир Уильяма Шекспира”, — говорит Виола. И да, как бы нам не хотелось совершенного хэппи-энда, она права, так как без Уильяма Шекспира мир был бы наполовину пуст.

 

 

Юлия Зу специально для Musecube

 

Фоторепортаж Любови Гайворонской можно посмотреть здесь

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.