P A G A N I N I

Идея рок-трактовки величайших классических музыкантов не нова, однако одиозную фигуру «скрипача дьявола» она, к удивлению, до поры обходила стороной – за всех отдувался Моцарт. А вот в контексте Паганини вспоминается разве что фильм 2013 года с Дэвидом Гарретом в заглавной роли, позиционированный как классически-исторический, несмотря на весь рок-колорит образа, созданного Гарретом. Пустующую нишу на сцене (опустим дагестанский мюзикл «Скрипка Паганини» 2015 года) взялся заполнить актер-танцор-певец-режиссер Александр Бабенко, что и вылилось в «Паганини» в стиле рок.

 

Пьеса советского писателя и драматурга Владимира Балашова романтична и проста, на первый взгляд ее даже будто собрали по шаблону: романтический герой, противостоящий миру, – есть; неприступная, но все же покоренная красавица – в сюжете появляется Беатриче; злодей и завистник, мешающий воссоединению влюбленной пары – падре Винченцо на низком старте. И, наконец, фатум – рок, не злой, но непреклонный, благодаря которому финал предрешен и неизбежен. Ровно и добротно. А вот спектакль-интерпретация аранжирован громогласным русским роком в живом исполнении, суровыми кожанками и современным танцем, что, согласитесь, оживляет типовой сюжет. В зарисовки классического театра, сопровождаемые Vangelis, Astor Piazzolla, Don Davis или каприсами того самого скрипача, под аккомпанемент композиций Арии внезапно врывается драйв рок-концерта и постановочный бой. Забавно, что несмотря ни на готически-мистическую тему, ни на постоянные отзвуки «арийского» дуэта скрипача и дьявола («Игра с огнем»), посвященного Паганини, постановка построена на идее о человечной природе гения.

 

– Ты дьявол?
– Нет, я – человек!

 

Но сам человек, конкретный человек и его гений стоят над земными условностями. Выше только небо, выше только Бог, причем Бог внерелигиозный, скорее высшая сила, не имеющая нечего общего ни с церковью под властью Папы, ни с судом инквизиции, ни с какими-либо частными интерпретациями веры.

 

Теплым и почти домашним подведением итогов стал экскурс в историю о последующей жизни Паганини в стиле последних «байопиков», вроде «Богемской рапсодии». И все же спектаклю чего-то не хватает, идея потенциально феерична, но и близко не исчерпана. Актерские работы без лишних слов хороши, и тут – в обиду феминистическим настроениям – приходится отдельно отмечать мужскую часть коллектива. Софья Торосян справляется с ролью Беатриче и прекрасно вписывается в готический антураж, но подчас кажется, что дуэтная постановка о противостоянии двух идей, двух жизней смотрелась бы ярче без лирически-любовных вставок (а уж повод спеть «Потерянный рай» всегда найдется). Впрочем, типизированный персонаж и не предполагает глубокой и запоминающейся характерности, и гораздо живее воспринимается та самая концовка, где можно побыть просто рассказчиком, скорее Софьей, чем Беатриче.

 

Дмитрий Бозин – отец Винченцо: то человек, то злобный дух, то мелкий бес – все в одном. Мистическое начало вводится потусторонним насмешливым диалогом духов, притаившихся за спинами героев, но на этом линия в сюжете обрывается, ее можно бы развить вплоть до одержимости, но додумывать за авторов – моветон. И актеру остается психологический мотив множественной природы человека, воплощенный преобразованиями внутри одного образа, впрочем, постоянные зрители Дмитрия заметят некоторые заимствования из других проектов – но хорошей и главное рабочей техникой грех не воспользоваться, к тому же поклонникам по душе такие «пасхалки».

 

Великим скрипачом стал Александр Бабенко, взявшийся объять необъятное, примеряя на себя роли и режиссера, и хореографа постановки, и самого Паганини. Игра на скрипке обыгрывается (пардон за тавтологию) как и многие моменты напряжения в первую очередь пластическим театром, постепенно переходящим из вида драматического искусства в live-версию рок-концерта. Причем роль уходящего в отрыв певца в драматически распахнутой кожаной куртке и роскошном цилиндре настолько органично вписывается, как в образ героя, так и самого актера, что просто диву даешься. Видимо это тот самый бонус режиссерской ипостаси, заставляющий столь многих актеров браться за режиссуру: без оглядки на чужое мнение ты делаешь что-то свое, приносящее ни с чем несравнимое удовольствие. И учитывая, что это уже вторая редакция спектакля, остается пожелать ему жить и продолжать развиваться, ведь пока еще есть, куда расти.

 

Live long and prosper!

 

Варвара Трошагина специально для Musecube
Фотографии автора можно увидеть здесь

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.