Вий: как разорвать проклятый круг?

Учение Маркса всесильно, потому что оно верно.
В. И. Ленин

 

Мюзикл в России никогда не станет «лёгким жанром» на сцене, потому что, сколько ни собирай на наших конвейерах, фигурально выражаясь, погремушки – выходит, образно говоря, тот же пулемёт. То есть нас в театре занимают вопросы, проверенные временем: кто виноват и что делать, а не псевдобродвейские загогулины.

 

Литературная классика в формате мюзикла последнее время железной поступью покоряет столицу – а при выездах и другие регионы страны и мира. В Московской Оперетте поют «Анну Каренину» (и даже поезд там обрёл живую мрачную душу); кочует по площадкам тасующая себя колода «Братьев Карамазовых» А. Рагулина со товарищи; призрак чеховской «Чайки» ещё бьёт крылами в памяти поклонников жанра, напевающих про себя «наш с этим озером общий мотив». В этом сезоне к ним прибавился гоголевский «Вий» в постановке креативной команды «StairWayLab», короткими, но яркими блоками выходящий на подмостки уже «намоленного» мюзикломанами культурного центра «Москвич» в Текстильщиках.

 

Что бы ни подразумевал Н. В. Гоголь, сочиняя одноимённую повесть, его гений мог иметь в виду намного большее. Недаром нижегородский «Тарас Бульба» вызывает дрожь и оторопь современностью своего звучания, несмотря на то, что создатели спектакля не изменили ни слова в оригинале. Вот и «Вий»… думается, его уже видели все, кто заинтересован, так что не будет «спойлером» то, что в мюзикле одним и тем же лицом является отец панночки – сотник – и посредник между тем и этим светом, инфернальный Вий. Причём появление оного в концовке в новой роли (но не в новом облике) воспринимается публикой не как эффектный режиссёрский финт, о котором можно поспорить, а, скорее, как внезапное ослепительное откровение: ну конечно, иначе и быть не может! А при повторных просмотрах спектакля и вовсе понимаешь, что по нему рассыпаны намёки и даже прямые указания на этот финальный «сюрприз».

 

Вий приходит – и не просто расправляется с Хомой, но судит его и выносит свой приговор. «Коль ослаблена вера в человеке – час возмездия настанет очень скоро!» Какой бы замысел ни лелеяла нечистая сила, заставляя непокорного бурсака отмаливать проклятую душу убиенной ведьмочки, Хоме не раз подсказывали единственно верный способ спасти себя и не допустить возвращения зла в мир. Этот способ – прощение. Но у бестолкового парня не хватило мудрости и смирения воспользоваться советом: вместо молитвы он послал в небо проклятия – и получил их рикошетом обратно. Какое будущее ожидает героев, гадать не имеет смысла, а вот откуда есть пошла бурсакова дурь, авторы спектакля показывают нам два часа очень доступно.

 

Главное, что «надо бы подправить», это, конечно, «консерватория», то есть сама бурса. Как там поставлен учебный процесс, мы можем видеть по взаимодействию ректора заведения с подопечными, горожанами и хуторянами. Ректор – лицемерный, продажный и развратный персонаж. Очень при этом смешной, но и страшный по последствиям своей руководящей душами деятельности. Он поучает бурсаков пристойной жизни текстами из «древних латынян», берёт взятки снедью и напитками, домогается дам (в лице шикарной торговки-поварихи) и беспардонно отказывает в помощи кающемуся грешнику. Чему такой может научить?

 

А вот чему: бурсаки беспечны, не чтут священного писания, нарушают обеты, презирают народ, обожают бездельничать и получать блага жизни не трудясь – и в итоге мы имеем, как говорится, что имеем. Других философов у меня для вас нет.

 

Зло же не дремлет. Тёмный сотник и его дочка держат в страхе всё население хутора (а то и нескольких), выжимают все соки и при этом бранят и унижают подачками. О том, как пользуется своим привилегированным положением девица с низкой социальной ответственностью, думаю, все догадываются. Хор неприкаянных отроковиц, не имеющих личных перспектив при такой недобросовестной конкуренции, западает в душу с первого прослушивания. (Как и многие другие мелодии, добавлю.)

 

В открытом «бою» с ведьмой Хоме Бруту удаётся одержать победу – после головокружительных полётов над сценой и залом (вы даже не будете обращать внимания на тросики, помогающие в этом) ведьма погибает… а дальше нужно проявить уже стайерскую стойкость духа, которой юноша отнюдь не обладает.

 

Надо заметить, что музыка Е. Загота и А. Байдо, а также хореографическое решение спектакля, работают на развитие темы от «мы и нечистая сила» через «нечистая сила и мы» до «мы – нечистая сила» очень мощно. Поначалу танцы и песни хуторян вполне невинны, а бурсачьи выходки только вносят дополнительную струю веселья. Но уже проскальзывают нотки и па, наводящие на определённые опасения. И вот уже конвульсивные движения хоровода не сильно отличаются от пляски демонов: не ярмарка, а шабаш предстаёт воображению поседевшего Хомы.

 

«Позовите Вия! Вия позовите… он разорвёт проклятый круг» — кричат черти и кикиморы (естественно, без начерченной мелом окружности эта история не была бы аутентична). Но кто разорвёт проклятый круг нашей жизни, где мы сами порождаем, потворствуем и сдаёмся своим демонам?

 

(В ролях сотника, панночки, бурсаков и других блистают, истинно говорю вам, наши лучшие мюзикловые кадры: Игорь Балалаев, Максим Заусалин, Игорь Скрипко, Дмитрий Савин, Анастасия Макеева, Дарья Бурлюкало, Теона Дольникова, Игорь Портной, Антон Дёров, Елена Моисеева, Таис Урумидис, Фёдор Воскресенский и многие другие. Особенно хочется отметить в ансамбле мощный голос Станислава Мошкина.)

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Использованы фотографии Натальи Каминской, Елены Ульяновой и Наталии Белик (Моторковой)

Источник: musecube.org

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.