Интерьеры по книжкам: анализ поэмы «Мертвые души» — odnoklassniki-jl.ru

Изучаем интерьеры гоголевских помещиков

“С громом выехала бричка на улицу. Не без радости был узрет полосатый шлагбаум, дававший знать, что мостовой, как и всякой иной муке, будет скоро конец; и еще пару раз ударившись головой в кузов, Чичиков помчался по мягенькой земле в путь…”

Знакомые строчки? Естественно, с их начинается путешествие гоголевского героя по русским поместьям. 

Выбор произведения неслучаен. Нравы героев впрямую соединены с интерьерами. Создатель считал, что человек начинает быть схожим на вещи, на то, что им накоплено. 

Так ли это? Давайте поглядим, совершив странствие по помещичьим домам вкупе с Чичиковым. 

Манилов — “Человек ни то ни се, ни в городке Богдан, ни в селе Селифан” 

Весь интерьер героя неоднороден. Всё в доме (мебель, предметы декора, отделка) имеет некое “но”. 

“В доме вечно чего-нибудь недоставало: в гостиной стояла красивая мебель, обтянутая щегольской шелковой материей, которая правильно стоила очень дорого, но на два кресла ее недостало, и кресла стояли обтянуты рогожею”.

Роскошь и элегантность смешиваются с неряшливостью и запущенностью. 

“В другой комнате и совсем не было мебели. Ввечеру подавался на стол весьма щегольской канделябр из черной бронзы с 3-мя древними грациями, с перламутным щегольским щитом, и рядом с ним ставился некий просто медный инвалид, колченогий, свернувшийся на сторону и весь в сале, хотя этого не замечал ни владелец, ни хозяйка, ни слуги…» 

Неопределенность в быту характерна герою и в жизни. У него нет собственного собственного представления, для него удобнее бездействовать и просто грезить.

«… Приятная комнатка… Комната была, буквально, не без приятности: стенки были выкрашены некий голубенькой краской вроде серенькой, четыре стула, одно кресло, стол, на котором лежала книга с заложенною закладкою, несколько исписанных бумаг, но больше всего было табаку. Он был в различных видах: в картузах и в табачнице, и, в конце концов, насыпан был просто кучею на столе.” Для создателя эта претензия на неповторимость, декорации, прикрывающие бесхозяйственность, невнимательность, лень Манилова и нежелание доводить все до конца.

“На обоих окнах тоже помещены были горки выбитой из трубки золы, расставленные не без старания весьма прекрасными рядками. Приметно было, что это время от времени доставляло владельцу препровождение времени…» 

Таковым образом, на всех вещах Манилова лежит отпечаток его личности: в их или чего-то не хватает, или есть что-то избыточное (бисерный чехольчик на зубочистку). На самом деле, в Манилове, как и в его интерьере, нет ничего отрицательного, да и ничего положительного тоже. Они оба  пусты.

Коробка — человек, опутанный “потрясающей силой мелочей”

Интерьер заполнен стариной: все без исключения вещи старенькые. Почти все из их издавна изжили свое, но все равно находят у хозяйки применение. 

“Чичиков кинул вскользь два взора: комната была обвешана старенькими полосатыми обоями…» Коробка в отличие от Манилова не предается пустым мечтаниям, она расчетлива и занята лишь скоплением, погружена в мир хозяйственных интересов.

 “За зеркала заложены различные старенькые мелочи: ..за всяким зеркалом заложены были либо письмо, либо древняя колода карт, либо чулок…» 

Предметы декора есть в интерьере без какой-нибудь связи. 

“В гостиной Коробки также есть картины:..картины с какими-то птицами…»

«… на картинах не всё были птицы: меж ними висел портрет Кутузова и писанный масляными красками некий старик с красноватыми обшлагами на мундире, как нáшивали при Павле Петровиче…”

Гоголь деталями обстановки подчеркивает мелочность, пустоту, чрезмерную бережливость хозяйки. Весь интерьер олицетворяет излишнее накопительство Коробки.

Ноздрев — человек с специфичной “широтой натуры” 

Интерьер дома не впечатляет красотой и комфортом. Создатель уделяет внимание деталям, гаджет и предметам декора, которые демонстрируют многосторонние увлечения Ноздрева от охоты до игры на шарманке. 

“Ноздрев повел их в собственный кабинет, в каком, вообщем, не было приметно следов того, что бывает в кабинетах, другими словами книжек либо бумаги…» 

«… висели лишь сабли и два ружья – одно в триста, а другое в восемьсот рублей…Позже были показаны турецкие кинжалы, на одном из которых по ошибке было вырезано: «Мастер Савелий Сибиряков»…» 

«… Вослед за тем показалась гостям шарманка…”Как и сам Ноздрев, его дом лишен какой-нибудь упорядоченности:

«… Позже показались трубки – древесные, глиняные, пенковые, обкуренные и необкуренные, обтянутые замшею и необтянутые, чубук с янтарным мундштуком, не так давно выигранный, кисет*, вышитый какою-то графинею…» 

«… вышел он в столовую, там уже стоял на столе чайный устройство с бутылкою рома“В доме неряшливо, никто не смотрит за чистотой, что, к слову, не мешает Ноздреву. 

“В комнате были следы вчерашнего обеда и ужина; кажется, половая щетка не притрогивалась совсем. На полу валялись хлебные крохи, а табачная зола видна даже была на скатерти…»

Нрав героя, его интересы и стиль жизни вполне отражены в его интерьере. Кавардак, ремонт, который никто не доводит до конца, кабинет, который не имеет ни 1-го предмета относящегося к работе, молвят о непредсказуемости, наглости, лихачестве и неудержимой энергии героя.

Собакевич — “средней величины медведь” 

Дом представляет древесную крепость: обычный, крепкий, мощный и не совершенно наряженный.

«… Словом, все, на что ни глядел он, было упористо, без пошатки, в каком-то крепком и неловком порядке…» 

“Господский дом Собакевича снаружи похож на дом из военного поселения — обычный и совершенно не наряженный:… среди показывался древесный дом с мезонином, красноватой крышей и серыми либо, лучше, одичавшими стенками, – дом вроде тех, как у нас строят для военных поселений и германских колонистов…» 

Для владельца основной аспект в интерьере — удобство.

«… Было приметно, что при постройке его зодчий беспрестанно боролся со вкусом владельца. Зодчий был педант и желал симметрии, владелец – удобства и, как видно, вследствие того заколотил на одной стороне все отвечающие окна и провертел на пространство их одно малюсенькое, возможно понадобившееся для темного чулана…»

Снутри оформление жилье такое же грубое, неловкое, как и сам владелец. Вся мебель смотрится как-то по “медвежьи”. 

«… Чичиков снова окинул комнату, и все, что в ней ни было, – все было крепко, неуклюже в высокой степени и имело некое странноватое сходство с самим владельцем дома; в углу гостиной стояло пузатое ореховое бюро на пренелепых 4 ногах, совершенный медведь. Стол, кресла, стулья – все было самого томного и неспокойного характеристики, – словом, любой предмет, любой стул, чудилось, гласил: «И я тоже Собакевич!» либо: «И я тоже весьма похож на Собакевича!»…» 

Собакевич не достаточно похож на остальных помещиков. Он расчетливый владелец, предприимчивый торгаш и прижимистый кулак. Через крепкость, массивность в интерьере Гоголь указывает металлический и неколебимый нрав героя, человека полного силы, здоровья и убежденности.

Плюшкин — “дыра на населении земли”

..fw bwУже с самого начала писатель дает осознать у какого человека оказался Чичиков: 

“Он вступил в черные широкие сени, от которых подуло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже черную, немножко озаренную светом, выходившим из-под широкой щели, находившейся понизу двери. Отворивши эту дверь, он в конце концов очутился в свету и был поражен представшим кавардаком”.

Дом Плюшкина похож на странноватый длиннющий замок: 

«… Каким-то дряблым инвалидом глядел сей странноватый замок, длиннющий, длиннющий безмерно. Местами был он в один этаж, местами в два; на черной крыше, не всюду накрепко защищавшей его старость, торчали два бельведера, один против другого, оба уже пошатнувшиеся, лишенные когда-то покрывавшей их краски…»

В собственном стремлении сберечь на всем помещик третирует ремонтом в доме: 

«… Стенки дома ощеливали местами голую штукатурную сетку и, как видно, много потерпели от всяких непогод, дождиков, вихрей и осенних перемен…»

Владелец не выкидывает ничего — вся древняя, сломанная мебель хранится прямо в комнатах, из что складвается воспоминание, что это не жилое помещение совсем.

«… Никак бы недозволено было сказать, чтоб в комнате сей обитало живое существо, если б не возвещал его пребыванье старенькый, поношенный колпак, лежавший на столе…»

“…Мебель в комнате-кабинете Плюшкина составлена друг на друга, будто бы кто-то на данный момент моет полы…”

«…Плюшкин не выбрасывает сломанную мебель: на одном столе стоял даже сломанный стул, и рядом с ним часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил сеть. Здесь же стоял прислоненный боком к стенке шкаф с древним серебром, графинчиками и китайским фарфором…»

В доме Плюшкина даже самое красивое становится отвратительным.

«… По стенкам навешано было очень тесновато и бестолково несколько картин: длиннющий пожелтевший гравюр какого-то схватки. В ряд с ними занимала полстены большущая почерневшая картина, писанная масляными красками, изображавшая цветочки, фрукты, разрезанный арбуз, кабанью рожу и висевшую головою вниз утку…» Весь дом героя — кладбище старенькых и не подходящих вещей. Такое мрачное, прохладное жилье является прямым отражением его мертвенной жадный души.

Как и нрав Плюшкина, его дом убогий, скудный и мертвый. Он завершает портретную галерею помещиков. Плюшкин эталон бесчувственности, алчности и накопительства доходящего до бреда. Он,  в которой то мере, и есть мертвая душа.

Любопытно, не правда ли? Все-же дизайн интерьера — не попросту расстановка предметов, покупка мебели и растрата времени и средств. Это то, что является частицей нас, непростой и принципиальный процесс. Ведь не только лишь в настоящей жизни, да и как мы узрели в литературных произведениях интерьер может поведать много о хозяине дома, о его увлечениях, вкусах, предпочтениях. 

Не страшитесь творить, создавать, экспериментировать как в дизайне, так и в жизни, ведь как гласил Гоголь: “Чуть ли есть высшее из удовольствий, как удовольствие творить!”

Добавить комментарий