Как смотрится культура в новейшей постпандемической действительности — odnoklassniki-jl.ru

«Начиная с первых чисел марта и до нынешнего денька, нереально отрешиться от мысли, что мы проходим тяжелейшее испытание, — отметил Валерий Гергиев. — Но, как я гласил всем своим артистам еще в апреле, у нас никогда больше не будет такового временного простора, чтоб создать что-то новое».

Валерий Фокин: Александринский театр должен повстречаться со зрителем

По словам маэстро, он никогда не проводил столько времени в размышлении, не отслушивал столько записей и не знакомился с партитурами, которые еще не звучали в нашей стране, как в эти месяцы.

«Я думаю, мы пока не будем обращаться к массивным, печальным и очень суровым произведениям, которые идут по 4-5 часов. Зато я практически уверен, что в скором будущем наиболее 20 заглавий из мирового репертуара, который обымает французскую, итальянскую, немецко-австрийскую и, естественно, русскую традицию, увидят свет в той либо другой форме», — делится планами Валерий Гергиев.

Невзирая ни на что, а быстрее вопреки Мариинский театр готовит сходу три новейших постановки. Уже началась работа над оперой «Орлеанская дева» Петра Чайковского. Символично, что премьера оперы прошла на сцене Мариинского театра в феврале 1881 года.

Еще одна впечатляющая постановка — опера Римского-Корсакова «Снегурочка». «Это весьма масштабное произведение, и мы сохраним весь сначало загаданный размах: богатые декорации и костюмчики (премьера постановки обязана была состоятся в апреле 2020 года — прим. «РГ»). Я надеюсь, спектакль, который поставит Анна Матисон из Москвы, будет удачным», — отметил маэстро.

Также в театре планируется поставить оперетту Иоганна Штрауса «Летучая мышь». В том, что это оперетта, Валерий Гергиев не лицезреет никаких заморочек, для него — это музыка только высочайшего свойства.

«Я считаю, что «Летучая мышь» издавна и по праву стучалась в двери Мариинского театра, и в конце концов этот стук дошел даже до меня», — увидел он.

Свердловская филармония пока может лишь грезить о том, чтоб сыграть концерт на собственной сцене. По словам Александра Колотурского, Урал ушел на изоляцию на полтора месяца позднее, потому к обычной жизни пока не возвратился. Музыкантам разрешили репетировать лишь 27 июля. Но уже 1 августа они открыли сезон выступлений open-air в парках Екатеринбурга. Всего пройдет 23 концерта.

«10 августа мы откроем фестиваль огромного рояля. 5 вечеров и 5 выдающихся музыкантов, которые выступят на открытом воздухе, — делится наиблежайшими планами Александр Колотурский. — Мы ранее никогда так серьезно не работали в формате open-air, строим партер на 1700 мест, но нам разрешили реализовать только 544 билета».

И Валерий Гергиев, и Александр Колотурский в один глас молвят о сложный денежной ситуации, в какой оказались музыкальные театры по всей стране.

Мариинский театр из 4 млрд рублей внебюджетных доходов от реализации билетов, договоров и гастролей, в этом году по самым оптимистичным прогнозам сумеет рассчитывать только на один млрд. И это федеральный театр, один из ведущих в стране. Но, как заверил Гергиев, любой из 5000 служащих впору получает заработную плату. Поддержал театр в это сложное время и 65 солистов, работающих по договору.

В еще наиболее плачевном состоянии оказались региональные филармонии. Средств благодаря поддержке страны хватает лишь на заработную плату. А афиши практически полностью переносятся на будущий год. Свердловская филармония была обязана перенести 220 концертов.

«Лишь на билетах мы утратили около 20 миллионов рублей, а общие утраты до конца года из-за отмененных выступлений и гастролей превысят 48 миллионов», — делится Колотурский.

Отдельная впечатляющая статья расходов — это выполнение санитарных требований Роспотребнадзора.

Чем откроют сезон московские театры

На данный момент все усилия управляющих театров и концертных залов ориентированы на то, чтоб возвратить публику в залы. По словам Колотурского, только 50 процентов зрителей готовы приобрести билет, другие пока страшатся.

«Живое общение с реальным искусством ничто не поменяет. Потому не нужно страшиться, приходите на концерты, а мы создадим все, чтоб это было неопасно», — обращается к зрителям Александр Колотурский.

Ильдар Абдразаков грезит о том времени, когда публика вновь будет посиживать в залах без масок. Хотя сама возможность выйти на сцену, ощутить энергию живого зала, услышать истинные рукоплескания — уже истинное счастье. Абдразаков в первый раз опосля долгого перерыва вышел на сцену Мариинского театра 2 августа, чтоб исполнить партию Атиллы.

«Перед репетицией ассистент режиссера предупредил, чтоб мы держали дистанцию. И пока репетировали, это удавалось. Но во время спектакля, эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) так зашкаливали, что мы, как ни старались, правила нарушали», — честно признался он. — Когда стоишь на сцене в гриме и костюмчике, играет симфонический оркестр, слышишь живы рукоплескания и клики «браво» — это непередаваемое чувство».

Валерий Гергиев добавил, что никакие нежданные причуды судьбы не должны нас испугать и приостановить. «Скрываться недозволено. Давайте действовать осторожно, но отлично», — заключил маэстро.

Ещё новости

Добавить комментарий