По ее оценке, экономический спад в результате пандемии может привести лишь к незначительному усилению неравенства в обществе по сравнению с 2019 годом. При этом отмечается одна особенность. Российские граждане, имеющие высокий доход, нередко склонны приуменьшать его. Им это свойственно более чем кому бы то ни было. Такое открытие после проведенного ими исследования о субъективном восприятии неравенства сделали экономисты Владимир Гимпельсон (НИУ ВШЭ) и Даниэль Трейсман (Калифорнийский университет). Составляя выборку более или менее обеспеченных людей, исследователи принимали во внимание наличие объектов недвижимости и автомобилей. В среднем по странам, где проводился опрос, таких оказалось 9 процентов (в России — около 5). И выяснилось, что 70 процентов состоятельных россиян причисляют себя к бедным. На Украине таких «бедняков» 77 процентов, в Белоруссии — 60. Это называется «субъективная бедность». Что же до бедности объективной, то в прошедшем году она в России на 0,8 процента отступила.

Принятые правительством меры поддержки помогли избежать роста экономического неравенства среди населения

Одновременно с этим Росстат констатирует: в России сокращается неравенство по зарплатам. Разрыв между самой низкой и самой высокой уменьшился до 13-кратной величины. В 2013 году это соотношение составляло 15,8 раза, в 2009-м -14,7. Снижение неравенства в вознаграждении за труд — результат повышения МРОТ, зарплат бюджетников и развития ряда отраслей производства. Эксперты прогнозируют и дальнейшее сближение по зарплатам. Сейчас у 10 процентов наименее оплачиваемых работников зарплата составляет 12,1 тыс. руб. в месяц, у 10 процентов наиболее высокооплачиваемых — 157,2 тыс. руб.

По официальной статистике, сегодня самый высокий разрыв в оплате труда — в рыбоводстве (28,8 раза), научной деятельности (19,3) и информационных технологиях (17,6), самый низкий — в производстве транспортных средств (7,1 раза) и текстильных изделий (7,2). В Москве 10 процентов наиболее высокооплачиваемых работников получают 337,8 тыс. руб., 10 процентов наименее оплачиваемых — 20,6 тыс. руб., и разрыв составляет 16,4 раза. Минимальную зарплату (11,2 тыс. руб.) получают 1,2 процента работников, максимальную (от 500 тыс. руб.) — 0,1.

Снижение неравенства в зарплатах, однако, несколько нивелируется неравенством во владении финансовыми активами. Согласно анализу, проведенному экспертами Высшей школы экономики совместно с Институтом исследований и экспертизы Внешэкономбанка, в руках 3 процентов самого обеспеченного населения России находится 89 процентов всех финансовых активов, 92 процента всех срочных вкладов и 89 процентов всех наличных сбережений. Как показывают опросы, только треть российских семей имеют сбережения. Доля граждан, не имеющих никаких накоплений, незначительно колеблется в течение последних двадцати лет, но существенно не меняется. В 2002 году, согласно опросам, не имели накоплений 68 процентов опрошенных, в 2007-м — 66, в 2013-м — 60.

«Ощущение разорванности общества на класс сверхбогатых и всю остальную страну усугубляется день ото дня, — отмечает профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Григорий Юдин. — Элита уходит все дальше и дальше в свой мир, сидя за тонированными стеклами своих мерседесов, и фактически уже слабо понимает, где она находится. А для масс становится все труднее и труднее это переживать, потому что такое неравенство сложно как-то объяснить. Ты видишь некоего человека и думаешь: ну хорошо, допускаю, что он умнее меня и даже работает больше меня. Но не в миллион же раз!»

Большинство экспертов считают, что с экономическим неравенством, вызывающим ощущение несправедливости, бороться не стоит. Во всяком случае, бесполезно бороться с ним с помощью подачек от богатых бедным. «Существует, на мой взгляд, единственный путь, по которому стоит двигаться, — говорит Григорий Юдин. — Это возвращение гражданам чувства, что они могут и должны влиять на положение дел в своей стране, своем регионе, своем городе».

В массовом сознании произошли «фундаментальные изменения», не спровоцированные сверху, а происшедшие в результате «межличностного общения на бытовом уровне», отмечается в докладе «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия», подготовленном Комитетом гражданских инициатив. В частности, социологи констатируют, что изменилась иерархия запросов. Доминирует запрос не на сильную власть (7 процентов), а на справедливость (80). «Мы пытались понять, что люди подразумевают под справедливостью, — комментирует результаты исследования один из авторов доклада, старший научный сотрудник РАНХиГС Анастасия Никольская. — И выяснили, что им требуется именно процессуальная справедливость, а не дистрибутивная. Они не требуют того, чтобы все отняли у богатых и поделили между бедными. Они хотят, чтобы «бомж и олигарх были одинаково равны перед законом». Они требуют, чтобы власть их уважала».

Запрос на уважение и запрос на справедливость стали самыми актуальными запросами российского общества

Запрос на уважение и запрос на справедливость стали самыми актуальными запросами российского общества. Дефицит того и другого воспринимается им даже острее, чем экономическое неравенство.

Ещё новости

Добавить комментарий