Валдайский клуб провел свое ежегодное азиатское региональное заседание. Как и всё сейчас — дистанционно, что не уменьшило ни представительность, ни полноту дискуссии. Азия целостна, взаимосвязана, но отнюдь не едина, что было видно из выступлений китайских, японских, индийских, вьетнамских, корейских и других участников. Выдвижение Азии на передний край политико-экономических процессов подчеркнуло различие интересов в этой части мира. Однако из держав там никто не желает, чтобы в регион перенеслось соперничество по модели, известной из «холодной войны» — жесткое размежевание по блокам. Страны АТР больше, чем кто-либо, выиграли от глобализации, когда именно отсутствие системного соперничества позволяло пользоваться разными преимуществами и возможностями. Поэтому нарастание противостояния США и Китая всех удручает, хотя многие и опасаются поступательного роста Пекина. Ситуация в любом случае не будет линейной, слишком туго переплетены конфликты и интересы.

Происходящее в Азии для Москвы очень важно. Во-первых, эти процессы всё больше диктуют международную обстановку. Во-вторых, отношения с Европой и США, по традиции являвшиеся приоритетными, демонстрируют унылую тенденцию. Там на данный момент не видно каких-то перспектив. Азия же — пространство для российской политики и экономики пока еще малоосвоенное и проблемное, но хотя бы лишенное шлейфа, который превращает разговор с Западом в перекличку эхо-камер.

Азия — пространство для российской политики и экономики пока еще малоосвоенное и проблемное

На ежегодном собрании РСМД министр иностранных дел России Сергей Лавров заметил, что «Евросоюз отказался от притязаний на роль одного из полюсов в объективно формирующейся многополярной системе и полностью ориентируется на США. Линия ФРГ… убеждает нас, что именно так хочет поступать Берлин, сохраняя свои претензии на полное лидерство в ЕС. У французов несколько иная позиция. Доминирующей представляется тенденция на отказ Евросоюза от амбиций на «полюс» в многополярном мироустройстве. Если Франция захочет претендовать на эту роль, посмотрим, что получится». Отдельно министр упомянул концепцию «фиктивного мультилатерализма, сочиненную немцами и французами».

Сразу после этого глава внешнеполитического ведомства отправился на встречу с делегацией партии «Альтернатива для Германии», где прямо дал понять, что данный прием — зеркальный ответ на политику Берлина, который крайне чутко относится к российской оппозиции, заботясь о ее проблемах больше, чем о прагматических интересах обеих стран. Встречу с крайне правым крылом германского политического спектра стоит считать именно демонстративной, а вот высказывание об отказе Евросоюза, с подачи Германии, от претензий на самостоятельную роль в мире — концептуальное. В Москве пришли к выводу, что специальных отношений с Берлином больше нет, а учитывая вероятных сменщиков Ангелы Меркель на посту канцлера — в обозримой перспективе и не будет. Эрозия прежнего восприятия «оси Москва — Берлин» как чего-то особенного началась давно. Теперь это восприятие рассеялось вместе с традиционными для российской политики мечтаниями, что континентальная Европа в новых мировых условиях начнет эмансипироваться от трансатлантической идентичности в сторону чего-то более самостоятельного. И главным препятствием на пути такой гипотетической эмансипации является Германия. Отсюда и пас в сторону Франции, впрочем, несколько иронический.

Лукьянов: При Байдене Иран может рассчитывать на новые переговоры с США

Когда два месяца назад Лавров заявил о готовности прервать на время диалог с ЕС по причине его безрезультатности, речь шла именно об институтах Союза, а не об отказе от разговора с Европой как таковой. Сейчас начинают пересматриваться отношения с конкретными странами — в зависимости как от их позиции в отношении России, так и от их роли внутри ЕС. Это завершение очень значимого периода российской внешней политики, который начался после распада СССР (точнее — еще до, но в другой форме), и переход к чему-то совсем другому, вероятно, гораздо менее евроцентричному.

С Западом отношения будут снова налаживаться, но не сейчас, а на каком-то ином этапе

Речь не идет о том, что Россия полностью отворачивается от Европы и обращается к Азии. Вопрос о необходимом балансе — азиатское направление в любом случае надо форсированно развивать, а также о разумном распределении усилий. С Западом отношения будут снова налаживаться, поскольку это выгодно и нужно, но не сейчас, а на каком-то ином этапе.

Ещё новости

Добавить комментарий