Чьи имена население земли пробовало стереть из истории: Закон о осуждении памяти — odnoklassniki-jl.ru



Когда одной только погибели правонарушителя было недостаточно, прибегали к особому наказанию – осуждению памяти. Именно тогда осужденный мог стопроцентно уйти в небытие. Иногда так и происходило, но время от времени приведение в выполнение этого грозного приговора даровало правонарушителю настоящее бессмертие. Как досадно бы это не звучало, только в переносном значении этого слова.

Старый обычай осуждения памяти


На данный момент это именуется damnatio memoriae – «проклятие памяти» на латыни. Формулировка была не знакома римлянам, зато само явление сделалось для античности делом обычным. У правителя опосля погибели была возможность или стать почитаемым вровень с богами, или надолго пропасть из народной памяти. Чтоб имя правителя либо другого высокопоставленного патриция поскорее забылось, уничтожались все его изображения, как графические, так и скульптурные; изымались из воззвания монеты, на которых был отчеканен профиль этого человека, из летописей и законов исчезали любые упоминания о нем.


На барельефе когда-то был изображен правитель Домициан, позже его пространство занял правитель Нерва. Изображение преемника (4-ый слева) различается от других фигур неверным соотношением головы и тела

Не следует путать функцию проклятия памяти с обычным вандализмом, когда произведения искусства и различные ценности разрушаются стихийно, из одной только ненависти к свергнутому деспоту. Нет, это посмертное наказание было полностью официальным, оно вступало в силу только по решению Сената. Не считая ликвидирования и конфигурации вещественных предметов, было принято отменять все празднички и мероприятия, сделанные по инициативе либо при активном участии осужденного.
В в особенности драматичных ситуациях уничтожению подлежала и семья виноватого: так вышло опосля осуждения консула Сеяна, который был схвачен и казнен по обвинению в комплоте. Малыши Сеяна также были убиты.


На римских монетах виден след от стертого имени Сеяна

В неких вариантах при очередной смене власти вычеркнутого некогда из памяти возвращали в круг тех, кого почитают и восхваляют потомки. К примеру, подвергнутый проклятию правитель Нерон возвратился из небытия опосля вступления на трон правителя Вителлия.
Археологами были обнаружены две мраморные головы правителя Калигулы – обе они когда-то составляли части скульптур в полный рост. Опосля того, как наказание вступило в силу и Калигулу было предписано «запамятовать», скульптуры обезглавили, чтоб потом присоединить к ним голову уже новейшего правителя – римские ваятели иногда бывали весьма удобны. Что все-таки до статуй, отлитых из металлов, то они, как досадно бы это не звучало, были обречены на ликвидирование, и остается только гадать, какое количество произведений искусства растеряла история из-за практики damnatio memoriae.


Мраморная голова правителя Калигулы, когда-то отделенная от статуи в полный рост

В период существования империи проклятие памяти настигало 10-ки римских царей и их ближайших родственников, включая Марка Аврелия, Агриппину – мама Нерона, Мессалину, Домициана.

Но все таки честь изобретения такового наказания принадлежит не Риму – осуждение памяти было и ранее. В Старом Египте процедуре ликвидирования мемуаров и следов существования подвергались фараоны – со стенок гробниц и храмов скалывали их изображения и имена. А фараон Эхнатон начал двигаться далее – он наложил это наказание на богов – до этого всего, на «отца» всех египетских правителей, бога Амона-Ра. Очевидно, потом статус богов был восстановлен и установилась уже очередь самого Эхнатона подвергнуться посмертным санкциям.


С этого древнеримского изображения был удален портрет Геты, брата правителя Каракаллы, убитого по приказу крайнего

В IV веке до нашей эпохи греки очень безуспешно выполнили это наказание, в итоге чего же имя правонарушителя не только лишь не пропало из народной памяти, да и напротив, навечно вошло в историю. Это было опосля варианта поджога храма Артемиды в Эфесе, который выполнил некоторый Герострат, желая прославиться. Виноватый был казнен и приговорен к забвению, но судьи переусердствовали, кропотливо втолковывая современникам имя того, кого недозволено было наиболее упоминать.
Похожие казусы случались и потом. В XIV веке за совершенные злодеяния был обезглавлен венецианский дож Фальеро Марино. В качестве одной из мер по уничтожению мемуаров о правонарушителе в зале Огромного совета, на стенках которого были увековечены дожи, имя казненного было заменено на надпись: «На этом месте было имя Марино Фальеро, обезглавленного за совершенные злодеяния».


Надпись, увековечившая запрещенное имя Фальеро

Осуждение памяти в Рф


Самым значимым и, как ни феноминально, известным случаем осуждения памяти в Русской империи стала история Ивана Антоновича, императора-младенца, свергнутого Елизаветой 25 ноября 1741 года. В этом случае приговоренному к забвению правителю, которому на тот момент было чуток более одного года от роду, сохранили жизнь. Он был разлучен с родителями и семьей, получил другое имя и навечно лишился свободы и способности разговаривать с кем-либо не считая собственных тюремщиков.


Молодой правитель Иван Антонович

По велению новейшей императрицы сходу опосля переворота было предписано убить либо соответствующим образом поменять все документы, где фигурировало имя Ивана VI, изымались оды в честь его восшествия на престол, в том числе авторства Михайлы Ломоносова, монеты с изображением арестанта было приказано сдать, их хранение равнялось к гос измене.
Имени Ивана Антоновича нету на монументах, посвященных русским правителям – в том числе на Романовском обелиске в Александровском саду в Москве. Борьбу с памятью о собственном предшественнике Елизавета вела всю свою жизнь.


Дом тестя Пугачева, казака Кузнецова

Нечто схожее выполнила и иная императрица, Екатерина II, опосля пугачевского восстания задавшись целью стопроцентно вытравить мемуары о мятеже из истории и из народной памяти. Был сожжен дом, в каком жил Емельян Пугачев. Даже река Яик, на которой и вспыхнуло восстание казаков, не избежала экзекуции – сама она, очевидно, пострадать не могла, а вот заглавие было заменено на обычное современному человеку «Урал».

Как еще пробовали вычеркнуть из памяти осужденных на забвение


Всераспространенным явлением в советскую эру было исчезновение имен и фигур не только лишь с документов, да и с фото. Некое подобие старого damnatio memoriae наблюдалось, к примеру, в постсоветских государствах, где массово демонтировались монументы Ленину и изменялись географические наименования, напоминавшие о СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии).


Фото, на котором по левую руку от Сталина запечатлен Николай Ежов


Опосля того, как Ежов был осужден, он пропал с фото

В парке Саратоги в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) есть необыкновенный монумент, изображающий только простреленный генеральский сапог. Надпись на монументе ведает о том, кому посвящено это произведение — блестящему генералу, на этом самом месте раненному в ногу во время войны за независимость. И все – фамилия храбреца на монументе отсутствует. Генерал, чье имя история все таки сохранила, звался Бенедиктом Арнольдом, он вправду был одним из героев Колониальной войны, но потом запятнал свою честь казнокрадством и был осужден на порицание и забвение. Свои деньки генерал закончил в Великобритании.


Монумент генералу Арнольду без указания его имени

В неких вариантах наказание забвением приводило к определенным результатам и, может быть, добавило белоснежных пятен в историческую науку. Но нередко при применении данной нам древней санкции появлялся обратный эффект, который на данный момент именуется «эффектом Стрейзанд». Это парадокс, который обрисовывает резвое и обширное распространение инфы опосля попыток изъять ее из общего доступа. В главном этот эффект достигается благодаря Вебу.
Заглавие появилось опосля того, как южноамериканская актриса Барбра Стрейзанд подала судебный иск против веб-сайта, публиковавшего фото Калифорнийского побережья, там, посреди тыщ остальных снимков, оказался и дом самой Барбры. Трибунал в итоге отклонил требования, но за время процесса популярность фото, удаления которых добивалась актриса, достигнула необычного уровня. Уже через месяц опосля начала спора количество воззваний на веб-сайт достигнуло полумиллиона.

Если кто из подвергнутых наказанию «проклятия памяти» и заслуживал собственной горьковатой участи, то буквально не наследник русского престола правитель Иван VI. История его жизни — это драма, сплетенная с тем, что одна германская семья упустила власть над Русской империей и обернулось это катастрофой.

Ещё новости

Добавить комментарий