Детали фильма «Волшебная лампа Аладдина», которые замечают только взрослые зрители — odnoklassniki-jl.ru



«Волшебная лампа Аладдина» — одно из многих воплощений знаменитой сказки. Его сняли в СССР в 1966 году. Конечно же, сюжет и характеры персонажей сценаристы серьёзно изменили, в том числе по идеологическим причинам. И всё же фильм любят и пересматривают. А, пересмотрев взрослыми, замечают детали, которые не бросались в глаза в детстве.

Почему в фильме действие происходит в Багдаде, а в мультфильме Диснея в Агробе? Кто ближе к оригиналу? На самом деле, никто. Сказка начинается с уточнения, что произошло всё в Китае. И это при том, что персонажи носят арабские имена. Ничего удивительного – традиционно на западе Китая жила большая община так называемых уйгуров, мусульман преимущественно тюркского происхождения. А в мусульманском мире одно время были распространены арабские имена, потеснив имена родом из родного языка.

Кстати, легко догадаться, почему действие перенесли в Багдад. С Китаем были вечно сложные политические отношения, трогать его не хотелось. А в Багдаде происходит действие части сказок из «Тысячи и одной ночи» — сборнике, к которому относится и история про Аладдина.

Если посмотреть внимательно, у колдуна в фильме очень тёмная кожа. Иногда предполагает, что это знак – он, мол, занимается тёмными искусствами, так что вечно как будто в тени. На самом деле, создатели образа опирались на оригинальную сказку, в которой говорится, что колдун прибыл из Магриба. Магриб – это северная Африка, место, где можно встретить почти чернокожих людей с европейскими чертами лица. Создатели фильма просто хотели визуально подчеркнуть происхождение колдуна. Этим фильм, кстати, отличается от голливудских сказок того же периода, где очень неохотно передавали фенотипическое разнообразие арабского мира.


Колдуна из Магриба сделали очень темнокожим.

Многие зрители признаются, что в сцене с заклинанием в начале фильма в детстве видели за спиной колдуна колесо обозрения. На самом деле, это вращаются «небесные сферы», представленные в виде знаков Зодиака. В арабском средневековье астрология была невероятно популярна, и к ней привязывали любое волшебство, так что и тут создатели фильма показали свою эрудицию. Да и в конце заклинания колдун обращается к небесной звезде Сухайль. Это одна из путеводных звёзд арабских моряков – вот и колдуну она, в некотором роде, указывает путь.

А вот что необычно – женский голос, которым отвечает звезда. Ведь Сухайль – это ещё и некогда популярное мужское имя! Кстати, ни звезда, ни кто-либо ещё в фильме не объясняет, почему Аладдин избранный и может достать лампу. Но в СССР почти все читали «Тысячу и одну ночь» и знают, что там часто всё на свете объясняют так: это, мол, записано в книге его судьбы. То есть Аладдину просто судьба достать лампу, никаких других объяснений нет и в контексте сказочного мира не нужно.

Что касается цвета кожи персонажей, то каждому он подобран отдельно (чего не увидишь в современных кино). Так, мужчины, которые много времени трудятся на солнце, ходят с загорелыми лицами. У царевны Будур и Аладдина кожа лица довольно светлая. Это неслучайно. Царевну по обычаю должны беречь от солнечных лучей, а Алладин целыми днями сидит, опустив лицо в книгу – у него мало шансов загореть. Кроме того, сочетание их светлых лиц приводит к сильному эффекту – они будто светятся среди остальных людей. Ведь они ещё молоды и мечтательны, а потом ещё и влюблены.


Фотография со съёмок фильма. Додо Чоговадзе и Борис Быстров.

Почему правитель с таким вниманием относится к настроению и желаниям дочери, становится ясно, стоит пересмотреть кино взрослым взглядом. При правителе больше нет детей и нет ни одной жены. Похоже, он необычайно сильно любил мать Будур и после смерти женщины больше не женился и не заводил наложниц – а значит, Будур осталась его единственным драгоценным ребёнком. Такое не очень характерно для мусульманской культуры того времени, хотя истории такого рода действительно известны. Считалось, что так ведут себя мужчины одновременно очень романтичные и меланхоличные. О романтичности правителя что-то сказать трудно, но по всем своим манерам он действительно меланхолик. А ещё то, что Будур – его единственное дитя, означает, что ему унаследует внук или зять.

Во время выхода царевны Будут в город перед ней проходит много людей, настоящее шествие. В том числе – мужчина с каким-то дымящимся сосудом в виде павлина. Хотя города вроде Багдада содержались в чистоте, большое количество мужчин (если посмотреть, видно, что по городу не ходят женщины – так и было) на жарком солнце могли издавать не слишком изысканные ароматы, как бы чисто они с утра не омылись. Чтобы не оскорблять нос царевны, на её пути оставляют душистый дым благовоний. А в детстве мало кому приходило в голову задаваться вопросом, зачем какой-то дядя с бородой машет бронзовым павлином.

В сказке царевна Будур направляется в баню. Мыться каждый день она могла и дома – в баню ходили за дополнительными процедурами и ради общения с женщинами из других домов. В фильме забавно обыграли этот момент, заставив царевну капризничать: «Не хочу мыться!» Кстати, этот момент и игра в верёвочку подсказывают нам, насколько она ещё молода.

У отца Будур борода неестественного рыжего цвета, а брови – совсем не рыжие. В детстве это могло удивлять, но на самом деле в странах востока был обычай подкрашивать бороду хной. Если борода уже начинала седеть, цвет получался ярче, подчёркивая возраст её хозяина (а значит, тот факт, что его надо уважать). Кроме того, натуральная седина порой некрасиво желтела. Окрашивание бороды позволяло сделать её на вид эстетичнее.

Аладдин, увидев царевну, говорит словами, которые выдают с головой, какого рода книги он читает так увлечённо: это, конечно, истории с приключениями, в конце которых герой женится на какой-нибудь спасённой им царевне. Он и сам становится героем такой же истории, но пока что не знает этого – в отличие от зрителя. Это делает сцену милой и забавной.

Если присмотреться, даже те мужчины, что не закрывают лица при виде царевны на улице города, отгораживаются от неё ладонью. Ещё бы – ведь у неё не прикрыто лицо. Её честь оберегается властью её отца, который может убить каждого, кто дерзнёт на неё взглянуть. Но как же тогда стража смело кидается в сторону Аладдина, стоящего возле царевны? Ведь тогда они неминуемо посмотрят на девушку? Почему их после того не казнят? Будьте внимательны: прямо перед тем, как раздастся приказ, лицо царевны прикроет вуаль, сдвинутая ветром. Так что её отцу не приходится сначала подумать о том, чтобы велеть ей закрыться. Страннее то, что позже о том, закрыто должно быть или открыто лицо Будур, все забывают.


Кадр из фильма *Волшебная лампа Аладдина*.

Почему в советском фильме появляется красный джинн, а в голливудском – синий? На самом деле, синий – логичнее, так выглядели спокойные цивилизованные джины, которые, кстати, относились к элите. Все они – мусульмане. А вот красный джинн – язычник и должен быть злым. Впрочем, в советском кино его характер сильно смягчили, сделав просто угрюмым и диковатым.

Отец Будур, выдавший дочь «за первого, кто попаля», не так уж жесток. Он долго осматривал придворных, пока не вошёл один из самых молодых, сын визиря. А в первую брачную ночь жених очень по-фрейдистски стал трогать кинжал на своём поясе. Этот смешной жест могут оценить только взрослые зрители. В основном же фильм обходится без взрослых шуток.

Если сравнивать советский фильм с голливудским мультфильмом, кидается в глаза ещё одно обстоятельство: внимание к костюмам. В советском фильме выдержано внешнее стилевое единообразие, и ни одна женщина не разгуливает полуодетой, тем более при чужих мужчинах. В мультфильме принцесса Жасмин (кстати, ей поменяли имя, потому что англоязычным детям трудно говорить «Будур») не только одета как танцовщица бурлеска, но и костюмы персонажей принадлежат к разным географическим областям. Аладдин одет как уйгур – и, кстати, то, что он полуголый, в его-то случае можно объяснить: последняя рубашка истлела. Он же нищий. Остальные одеты в духе арабских стран, а не уйгурских поселений Китая. А ещё у советской Будур во дворце более насыщенная жизнь. Она играет и учится (старый богослов рассказывает ей какой-то нудный урок). Жасмин же как будто вообще не имеет своей жизни. В этом отношении фильм оказался продвинутее более современного мультика.

История Аладдина лишь одна из многих в знаменитом сборнике «Тысяча и одна ночь»: История грандиозного обмана и великого произведения

Текст: Лилит Мазикина

Ещё новости

Добавить комментарий