Ежедневник дяди Одри Хепберн раскрыл тайну, как актриса жила при нацистах — odnoklassniki-jl.ru


Ежедневник дяди Одри Хепберн раскрыл тайну: как актриса сопротивлялась нацистам.

Долгие годы о участии Одри Хепберн в сопротивлении нацистов прогуливались упрямые слухи и калоритные легенды. Долгие годы музей Одри Хепберн с сожалением гласил, что доказательств практически не найдено. Но в 2019 году вышла книжка, доказавшая: слухи и легенды были правдой.

Дочь нацистов


Одри родилась в семье нацистов. Никаких шуток. Её мама, голландская баронесса Элла ван Хеемстра, и её отец, англичанин Джозеф Виктор Энтони Хепберн-Растон, годами посещали нацистские собрания. До войны мама Одри была активнее как нацистка, чем отец, даже писала статьи в издание «Чёрная рубашка». Но во время войны Элла отреклась от собственных убеждений и разорвала связи с теми, кто поддерживал Гитлера. С супругом она к тому времени развелась из-за его связи с няней. Джозеф же, напротив, уехав в Лондон, стал активным пронацистским пропагандистом и, быстрее всего, шпионом Третьего Рейха. Чтоб прожить как-то без средств супруга, Элла переехала с детками в голландский город Арнем, где у неё был большенный домашний дом.

Тем временем Голландия оказалась оккупирована. Погибель грозила тыщам голландских людей, также беженцам, посреди которых была, к примеру, писательница Ирмгард Койн («Девченка, с которой детям не разрешали водиться»), чьи книжки жгли на площадях. В отличие от почти всех остальных, она спаслась, поэтому что, узнав о вторжении германцев, один британский радиодиктор немедля сказал по радио «новость», как будто Койн покончила с собой. Так она выпала из перечня разыскиваемых гестапо.


Оккупация Нидерландов.

Дом ван Хеемстра был оккупирован тоже. Элле с детками разрешили ютиться в самом умеренном его уголке. Вокруг одни сдавали евреев, остальные прятали их, третьи – пробовали переправить через море. С продовольствием в стране сделалось туго. Пухлая до этого Одри на очах становилась тоненькой, будто бы её собрали из веточек. До войны она любила бельгийский шоколад. Во время войны она любой денек повторяла для себя, что терпеть не может есть.

Позднее Нидерланды переживут блокаду, которая вызовет реальный голод. Семье Одри доведётся молоть муку из гороховых стручкой, есть луковки цветков… Позже, когда Нидерланды высвободят и раздадут гуманитарную помощь, Одри чуток не умрёт, поэтому что сделает для себя из выданной пищи такую страшно сладкую овсянку, что сахара хватит зацементировать её в комок. Ещё позже она будет биться с голодом в странах Африки.

Послания в балетках


Есть несколько легенд о том, что делала Одри во время оккупации. По одной из их она будет по полдня прыгать на городской площади через верёвочку, следя за машинками германцев. Бегать от гестапо, прячась по некоторое количество дней в подвале с сумкой пищи, которую она везла тем, кого гестапо как раз арестовало. Передавать записки, спрятанные в ботинках, на той же городской площади.


Одри Хепберн в двенадцать лет.

Официальные биографы Одри до сего времени подтверждали лишь два факта о соучастии Одри сопротивлению. Во-1-х, она устраивала благотворительные концерты как танцовщица. На этих выступлениях она собирала средства для сопротивления – на эти средства подпольщики брали пищу для спрятанных евреев. Костюмчики для выступлений шила мать. Во-2-х, в собственных балетках Одри часто проносила послания от одних подпольщиков к остальным.

Долгие годы биографы пробовали отыскать какие-либо остальные подтверждения народных легенд и легенд вокруг Одри Хепберн, но с сожалением обязаны были признавать, что не могут этого создать. Пока одному из исследователей не пришло в голову изучить личный ежедневник казнённого дяди Одри – сам дядя не был подпольщиком, и всё же его казнили, чтоб испугать сопротивление, поэтому что он был весьма известным человеком и представителем голландской знати. В 2019 году Роберт Матцен представил книжку «Нидерландка Одри Хепберн», в какой сказал о фактах, которые ему удалось отыскать в дневнике её дяди Отто.

«Остальные были смелее»


Когда Одри говорила о своём детстве во время войны, она больше говорила о расстрелах, свидетельницей которым была – расстрелах прямо на улицах. О том, что делала сама, гласила жадно: все малыши в Голландии чего-нибудть делали, чтоб страна совладала с нацистами. Почти все остальные были смелее её, не о чем гласить. Было бы удивительно, естественно, ждать, что Одри совершенно ничего не делала опосля того, как нацисты уничтожили её дядю, брата и почти всех знакомых семьи. Ей самой на всякий вариант пришлось поменять имя на Эдду ван Хеемстра, поэтому что за английское имя – ведь Великобритания вел войну с Германией – можно было пострадать.


Молодая Одри Хепберн.

Опосля погибели дяди Элла с детками переехала к родственникам в Вельп. Конкретно там Одри присоединилась к сопротивлению. Сейчас считается, что она связалась с подпольщиками кроме мамы, вызвавшись работать волонтёркой в местном лазарете, который, как оказывается, был центром сопротивления в Вельпе. Одри стала одной из молодых помощниц доктора Хендрика Виссера Хуфта, который ухитрился спасти сотки евреев, организовав их укрытие и прокорм.
Возможно, Хуфт и выдумал собирать средства при помощи балета. Но Одри не только лишь плясала, собирая средства, да и распространяла подпольную газету, которая призывала выручать столько преследуемых нацистами, сколько может быть.

Одри и балету начала обучаться, чтоб отвлечься от ужасных вещей. Не считая того, она много читала – это заглушало голод, и отрисовывала – когда было, чем и на чём. От голода девченка задыхалась, у неё развилась анемия, иногда она отекала. Семья иногда ела луковки цветков, пробовала печь хлеб из травки. В таком же положении было огромное количество остальных городских жителей. И всё же Одри находила деяния. Ей было нестерпимо просто ожидать дома, когда и как всё завершится.

Естественно, никто не разрешал ребёнку очень многого. Единственный раз, когда Одри поручили что-то весьма опасное, соединено с тем, что немцы сбили на Нидерландами несколько британских лётчиков. Их прятали за городом, в лесу. Одри на велике отвозила им сообщения и пищу – не весьма много пищи, её сумки как раз хватало. Когда пригодилось спасти раненого британского десантника, его упрятали в доме ван Хеемстра. И, хотя зачинателем навряд ли была Одри, она хранила эту тайну и выхаживала раненого совместно с иными.


Одри Хепберн собиралась стать танцовщицей, а не киноактрисой.

Ей вправду пришлось удирать от германцев, как говорят легенды. Немцы прямо на улицах городка хватали девченок и дам для работы на полевых армейских кухнях. Одри не желала подкармливать нацистов. Ей удалось убежать, но погоня была недолгой всё равно. Одна девчонка не значила очень много.

Война ещё длительно откликалась в жизни Одри. Актриса мачалась затяжными депрессивными состояниями, которые недозволено было разъяснить событиями её взрослой жизни – но которые, быстрее всего, соединены с страхами её юношества. У неё были серьёзные нарушения пищевого поведения, из-за которых она не смогла выносить беременность. Она не могла сниматься в фильмах о войне, какими бы прибыльными ни были предложения. А все вокруг лицезрели лишь стройную, постоянно размеренную молоденькую прекрасную даму. Во время войны Одри пообещала для себя: если этот ужас в один прекрасный момент завершится, никогда, никогда, никогда она в жизни ни на что не посетует…

О 2-ой Мировой есть много прекрасных легенд, и за почти всеми из их кроются настоящие истории. К примеру, за легендой о том, как Дания выручила 98% собственных евреев: Желтоватая звёзда датского короля.

Текст: Лилит Мазикина.

Ещё новости

Добавить комментарий