Как выглядели и как жили крестьянки в дореволюционной Рф — odnoklassniki-jl.ru



О том, что женская толика в королевской Рф очевидно не была слаще редьки, приходится догадываться даже тем, кто в школе вскользь ознакомился с классикой российской литературы. Тяжкий труд от зари до зари, неизменные беременности, забота о детях и сварливый, твердый супруг. Как жили и выглядели дамы дореволюционной Рф, когда побои и тумаки были обыденным делом, а брак числился «святым» и неразрушимым?

Фраза, которая не весьма нравится русским дамам, но все таки весьма буквально охарактеризовывает их силу духа: «Жеребца на скаку приостановит, в пылающую избу войдет…» была написана Николаем Некрасовым еще в 1863 году, но в широкий обиход вошла опосля Величавой Российскей войны. Оно и не умопомрачительно, ведь если ранее дамы жили как и полагается «тенью» жена собственного, но при всем этом неприметно выполняя львиную долю тяжеленной фермерской работы, то опосля того как парней призвали на фронт, а работа все также продолжала производиться, сделалось проясняться каким образом распределяется трудовая перегрузка в русских семьях. У Некрасова там есть еще и продолжение с упоминанием красы в движениях и взглядов королев, но как это было животрепещуще для дам королевской Рф и сравним ли их быт с жизнью современниц?

Как выглядели женщины-крестьянки королевской Рф


Женская краса была недолговечной.

Это в фильмах, да на картинах девушки-крестьянки тех времен изображены румяными красавицами в кокошниках, сарафанах, пышноватой грудью и русой косой, шириной с кулак. Но если наткнуться на древние фото, где запечатлены фермеры, жившие в ту эру, становится ясно, что на снимках быстрее изможденные и вялые, а не прекрасные люди. Уж где здесь Некрасов узрел размеренную значимость лиц не понятно. Вообщем, Некрасов и при жизни не воспользовался почтением посреди коллег-писателей, которые за спиной у него шептались о том, что он прекрасно пишет о крестьянских тяготах и лишениях, а собственные фермеры изнывают от бедности и страшиться писателя.


Изредка когда был повод принарядиться.

Почти все к тому же зависит от того в которых критериях были изготовлены эти фото, если идет речь о снимках из фотосалонов, то тут дамы причесаны, наряжены, кропотливо одеты и создают воспоминание если и не ухоженных, то очень наряженных. А вот этнографы и путники, чей целью было запечатлеть реалии и весь имевшийся уклад, изображали крестьянский народ как он есть, без прикрас. К тому же даже в ту пору в салонах употребляли ретушь, замазывая рубцы и ямы на коже, оставшиеся опосля оспы. А таковых было весьма много.


Девченки 10-12 лет были первыми помощницами в хозяйстве.

…Вот она еще босоногая 10-летняя девченка, которая хорошо помогает мамы по хозяйству, присматривает за младшими братьями и сестрами. Вот ей 15 – она уже на выданье, невзирая на то, что краса ее еще не расцвела, видно, что фигура у нее ладная, а руки прочные – будет неплохой хозяйкой. Как досадно бы это не звучало, но как женщина обзаводилась собственной семьей, это означало, что ей предстоит много и трудно работать, и вот уже к 30 это изможденная вялая дама с потухшим взором, которую недозволено именовать даже миловидной.


От тяжеленной работы краса гасла стремительно.

Краса российских крестьянок была явлением стремительно проходящим. Ранее замужество, неизменные роды, тяжкий труд никак не содействовали сохранению природных данных. К тому же у простолюдинок не было никакой способности хлопотать о для себя.
Обычная широкая фермерская спина (от томного труда фигура становилась тяжеленной и коренастой), потрескавшиеся, темные от работы ноги, большие натруженные руки, лицо, не знавшее ухода, покрывшееся сетью морщин уже к 25 годам и выгоревшие на солнце прядки русых волос, наскоро убранные под платок – так приблизительно и выглядели дамы тех лет, с годами разве что становясь наиболее грузными и звучными.

Замужество и внутрисемейные дела в королевской Рф


В большенный семье и работников много.

Дочерей выдавали замуж попеременно, если младшая успела выскочить замуж старшей, то это, обычно, означало, что та так и остается неустроенной. Дама вне брака числилась второсортной, в отношение к ней использовались разные обзывательства, наиболее того, у их было меньше прав, жили они, повсевременно отбиваясь (либо не отбиваясь) от домогательств сторонних парней.


Часто юная супруга оставалась со свекрами, а супруг уезжал на заработки.

Супруг был безоговорочным главой семьи, но российские дамы совсем не были бесправны. Они могли распоряжаться своим приданым в предстоящей домашней жизни, если супруг уезжал на заработки, то она могла представлять интересы семьи на сходах и остальных хозяйственных делах, брала на себя руководящую роль. Если супруг себя плохо вел, обычно, это касалось пьянства, то она могла посетовать общине и семья бралась на поруки, мужчине выписывался штраф либо же он получал другое наказание. Дама по собственной воле не могла уйти от супруга, а вот он имел на это право, правда был должен выплачивать бессрочное содержание ей и детям.


Часто жили по 3-4 семьи в одном доме.

Супруга не имела права покидать дом без дозволения жена, прямо до наложения штрафа. Даже если ее из этого самого дома вынудили бежать побои со стороны жена. Известны случаи, когда даму принудительно возвращали «для предстоящего ведения хозяйства», а супругу рекомендовали вести себя сдержаннее. Судить могли и родителей, которые принимают сбежавшую от жена дочь в отчем доме.
Побои от жена числились нормальными и естественными, некоторым проявлением власти супруга. Поэтому жалобы в адресок главы семейства поступали лишь тогда, когда жизнь становилась и совсем нестерпимой. К тому же, наказание для супруга приводилось в выполнение лишь с разрешения на то супруги, даже если это она сама обратилась с жалобой. Стоит гласить, что бы происходило за дверями избы опосля возврата «наказанного» таковым образом мужчины?
Замужняя крестьянка находилась в полном руководстве жена и воспринималась им и членами его семьи как трудовая единица, которая обязана была до самой погибели делать определенные функции.

Какую работу раз в день делали женщины-крестьянки


Работа делилась на мужскую и женскую. При этом дамам постоянно доставалось больше.

Все, кто мог ходить огромную часть времени проводили в работе по хозяйству, в весеннюю пору и в летнюю пору до жатвы на полях. Вставать приходилось весьма рано, чтоб очень употреблять световой денек. Ранее всех поднимались дамы (3-4 утра), которым необходимо было растопить печь и приготовить пищу. Время от времени готовить приходилось с расчетом на обед, когда работали целый денек, не ворачиваясь домой.


Заготовка товаров впрок, естественно же, входило в дамские обязанности.

Практиковалось серьезное разделение труда, если мужчины кроме общих работ занимались стройкой, заготовкой леса и дров, то дамы готовили, убирали, стирали, ухаживали за скотиной, занимались рукоделием и это кроме сезонных работ в поле. Мужчины работали согласно указке старшего, созодать «женскую» работу числилось постыдным и недостойным. Потому даже если в пору жатвы у супруги перегрузка умножалась втрое либо она была на сносях, то и речи не шло о том, чтоб посодействовать ей поутру истопить печь. Невзирая на то, что дамы брали на себя существенную нагрузку и делали самую запятнанную и непризнательную работу, их труд не много ценился.


Даже работа в полях по большей мере была женской обязанностью.

Опосля возврата с полевых работ даме предстояло приготовить вечерний прием еды, покормить скотину, подоить скотин, убраться по дому. Отлично если у мамы подрастали помощницы – девченки дети, которые еще не успели выйти замуж, на их ложилась уборка по дому и присмотр за младшими членами семьи.
По субботам количество работы прибавлялось, обычно это был банный денек, а означает, кроме того что баню необходимо истопить, воду натаскать, необходимо к тому же прибраться в доме, постирать, проследить за тем, что помылись все члены семьи.
Единственным развлечением, ну и то с натяжкой, были «попрядухи» — вечера, когда дамы собирались для того чтоб заниматься рукоделием. Но в те времена это было не для забавы и расслабления, а тяжеленной обязанность каждой дамы – одевать членов собственной семьи. Часто на молоденькую даму ложилась необходимость обшивать овдовевшего свекра либо холостого деверя. На пошив одной рубахи уходило не меньше месяца, это вкупе с ткацкими рабатами, которые добивались от крестьянки большущих сил и упорства.

Каноны красы женщин-крестьянок и секреты ее сохранения


Даже родившись кросоткой, опосля замужества можно было проститься с красотой.

Было бы неверным мыслить, что томная жизнь была весомым основанием стопроцентно запамятовать о собственной женском происхождении и поводом бросить пробы удержать красоту. Тем наиболее, что основным ужасом дам было «супруг разлюбит», а поэтому некие пробы соответствовать представлениям о чудесном, естественно же, предпринимались.
Молодухи больше всего страшились похудеть, загореть и утратить румянец. Конкретно эти три фактора и определяли каноны красы тех лет, ну и коса, естественно же, коса – основной предмет гордости для российской дамы. Русские эталоны красы были очень человечны и пока европейки употребляли ртуть и свинец для отбеливания кожи, пробовали регулировать размер стопы древесными колодками, российские девицы протирались огурцом и простоквашей для белизны кожи и по способности больше ели для приятной полноты.


Юным девицам, даже наличие младших братьев и сестер не мешало и работу по дому успеть, и на гулянки сходить.

Незамужние девицы перед вечерними прогулками наводили румянец свеклой, ею же красили губки. Брови подводили куском золы, сверху могли зафиксирвоать репейным маслом, а вот цвету ресниц внимания не уделялось, они так и оставались светлыми при черных бровях. Заместо пудры, для того чтоб обелить кожу, употребляли муку.
Натуральный румянец числился признаком здоровья, а означает и будущая жена была неплохим вариантом, нехитро, что девицы всячески старались сохранить этот колер собственного лица. К примеру, утром бегали в поле либо к источнику, чтоб помыться росой либо прохладной водой, это, типо помогало возвратить румянец. Нехитро, что кожа алела, беря во внимание, что этот обряд проводился спозаранок, до начала утренних дел по хозяйству. Отсутствие загара и полнота свидетельствовали о неплохом достатке дамы. Она не загорела от тяжеленной работы в поле, означает есть кому работать заместо нее, имеет приятную полноту – означает в семье вволю пищи.


Женщина обязана была быть не только лишь прекрасной, да и работящей.

А вот с полнотой дело обстояло труднее. Хоть какой фермерской семье было понятно, что секрет барской полнотелости в сладостях и мучной выпечке. Но даже относительно богатые фермеры не имели способности подкармливать собственных дочерей сдобой в таковых размерах. На помощь приходила сметана, справедливо полагая, что жирный и густой продукт поможет девицам стать наиболее аппетитными, предки откармливали девченок, чтоб прибыльнее выдать замуж. Для этого же давали дрожжи и хмель, числилось, что от их к тому же прибавляется рост. Да и эти варианты подступали лишь для тех, кого относили к «прочно стоящим на ногах».
Если же все эти ухищрения не помогали, то в ход шли обманные пути. Под сарафан надевалось несколько слоев одежки, а там поди разбери какого размера жена по сути. Но и мужчины были не промах, руки и шейка все равно выдавали настоящий размер. Девицы же считали, что коралловые бусы делают шейку толще, а кожу светлее. Да и их дозволить для себя могла редчайшая жена.


Часто весь быт ложился на одни дамские плечи.

Женская судьба была незавидной, выйди она замуж либо останься без супруга, везде ее подстерегали угрозы и лишения и даже предки не были опорой и защитой. Обычно, замуж крестьянки выходили в 14-15 лет, детки появлялись в среднем любые 2 года. Нехитро, что к 30-40 годам даму уже числились старухами. Чем больше деток (читай, работников) она успеет родить к этому времени, тем посильнее и крепче будет ее семья, а ее старость относительно размеренной. Отношение к старикам было человечным, они спали подольше всех, обычно, проводили время развлекая малышей, но, не занимаясь томным уходом за ним. Потому молодуха постоянно нагревалась идеей о том, что когда то займет пространство собственной свекрови и будет бойко командовать невестками и даже ставить на пространство супруга. Относительно благополучной оказывалась судьба тех дам, кто смог прийтись к барскому двору, к примеру кормилиц, почет и почтение им были гарантированы до самой старости.

Добавить комментарий