Какую загадку прячет занавес на картине Вермеера «Женщина, читающая письмо у открытого окна» — odnoklassniki-jl.ru



Ян Вермеер — живописец из Нидерландов, мастер жанрового портрета и бытовой живописи. О его жизни фактически ничего непонятно, большая часть биографии базирована на догадках. На нынешний денек сохранилось всего около 40 работ мастера. Особенного внимания просит работа Вермеера «Женщина, читающая письмо у открытого окна», с которой связана очень любознательная история.


Ян Вермеер

Искусствоведы единодушно именуют Вермеера одним из самых величавых мастеров золотого века голландского искусства. С именованием Яна Вермеера соединены самые близкие нам картины, возникшие в XVII веке в Голландии. Он обожал изображать полуфигуры (в главном, дам), а не фигуры во весь рост, часть комнаты, а не всю комнату. А вот различает его то – и это самое существенное – что его картины выдержаны не в обыденных тогда золотистых тонах, а светлых, прохладно-серебристых. В гамме преобладают голубий и нежно-желтый цвета. Эта особенная теория цвета делает Вермеера очень симпатичным и особым. Никогда ранее материальность вещей не передавалась на полотне с таковым очарованием. Особенного внимания просит работа Вермеера «Женщина, читающая письмо у открытого окна», с которой связана очень любознательная история.


Фрагменты картины

История картины

«Женщина, читающая письмо у открытого окна» — картина маслом голландского художника Золотого века Яна Вермеера. Картина была завершена приблизительно в 1657–59 годах. Авторством полотна в протяжении почти всех лет оспаривалось. В 1742 году Август III Польский, курфюрст Саксонии, заполучил картину, неверно полагая, что она была написана Рембрандтом. В 1826 году она опять была неверно приписана Питеру де Хуку. Подабающим образом идентифицировать работу удалось только в 1880 году, когда французский искусствовед Теофиль Торе-Бюргер отыскал полотно и, изучив, признал его одним из редчайших произведений голландского художника и вернул настоящее авторство.

Интерьер и сюжет картины

На работе Вермеера изображена юная голландка со светлыми волосами, читающая письмо у открытого окна. Создатель изобразил ее в профиль. Интерьер выдержан в духе всех работ Яна Вермеера. Это изображение части комнаты с возлюбленными элементами голландского мастера: плотные шторы (обычно окрашенные в голубий либо красноватый) и плотное покрывало на столе (это скатерть, напоминающая по собственному рисунку восточный ковер). На данной работе и штора, и покрывало имеют черный винный цвет. Профессионально написан ковер, притягивающий все внимание зрителя! На техническом уровне кропотливо переданы его орнаменты, золотые и голубые узоры. В высшей части картины мы лицезреем карниз во всю ширь полотна, на котором висит занавес, выдержанный в темно-оливковой политре. Ее украшают кисточки с золотистыми вкраплениями. Нереально не выудить сияние золотых красок на шторе и ковре. Сплошное «вермееровское» очарование текстур! Золотистые нити также украшают темное платьице героини. Это дочь хозяйки дома. Юная женщина, полностью и на сто процентов сконцентрированная на чтении принципиального для нее письма. Вокруг нее – тишь. В идей – только содержание письма.

Ее голову украшает умеренный пучок с роскошными золотыми завитками, ниспадающими на платьице. Ее румяное лицо отражается в витражном окне комнаты. На ковре мы лицезреем блюдце с фруктами, которое чуток опрокинуто, и часть фруктов выпали на покрывало. Это персики и яблоки. Вермеер нередко черпал вдохновение в композициях остальных живописцев, в том числе мастеров из собственного родного Делфта. Мы можем считать, что до того, как он написал «Даму, читающую письмо у открытого окна», Вермеер лицезрел картину Гиллиса Гиллиссона де Берга, мастера натюрмортов, в каких преобладали фрукты. И его «Натюрморт» очень припоминает натюрморт Вермеера.



Символика


Символизм на картине Вермеера фактически постоянно связан с элементами на столе и интерьером. Скажем, стол украшают персики, которые давно числились атрибутами спасения и правды. А в руке у героини мы лицезреем письмо… Если мы свяжем эти два знака, то, полностью возможен таковой смысл сюжета — женщина получила письмо от возлюбленного, в каком выяснила о его искренних (настоящих) эмоциях к ней. Рада ли она письму либо огорчена его содержимым? Трудно угадать. Искусствовед Норберт Шнайдер в собственной работе о Вермеере показывает, что персик с косточкой на фронтальном плане является эмблемой внебрачных связей. Как следует, письмо является или началом, или продолжением романа. Открытое окно — это желание девицы вырваться на свободу, поменяться, обрести свободу.

Фрагменты

О символике ковра гласить трудно. Так как ковер на голландской картине XVII века мог находиться лишь по одной причине – обосновать приличный статус и благосостояние героя. В эту эру персидские ковры стоили мистических средств, потому что доставляли их на перекладных из самых отдалённых уголков Османской империи. Восточные ковры были одним из почти всех экзотичных привезенных из других стран продуктов, которые весьма приглянулись голландцам XVII века. Потому присутствие реального «перса» либо «турка» в доме означало невиданное достояние его обладателя.

Ковер

Любознательная деталь за зеленоватым занавесом

Еще есть одна любознательная деталь, которая обосновывают романтичный подтекст картины. Прячется она … за зеленоватым занавесом. Вправду, какова его цель на картине? Красноватый ковер отлично резонирует с красноватой шторой. Какую роль играет зеленоватый занавес? Дело в том, что рентгеновские снимки на холсте проявили, что вначале Вермеер написал образ Купидона на картине. Когда-то этот путто глядел на зрителей в правом верхнем углу, за занавесом, а позднее кто-то по непонятной причине закрасил ангела и написал его месте занавес. Одно понятно буквально – это не корректировка Вермеера.

Купидон

Эта перекраска, которая сейчас восстанавливается реставраторами, произошла уже в XVIII веке. Вероятна причина того, почему он был закрашен, может прятаться в романтичном нраве картины. Возможно, заказчика, желавшего приобрести полотно, не устраивала настолько откровенная (для устоев той эры) сцена, потому принято решение было его закрасить. Купидон очевидно отдал бы осознать, что содержание письма юный дамы носило любовный нрав.
Тот вариант, который мы имеем возможность увидеть сейчас, нисколечко не преуменьшает плюсы и таланта величавого Яна Вермеера Делфтского. А истории с корректировками только подогревают всеобщий энтузиазм к полотну, что не может не веселить.

Добавить комментарий