Революция интровертов: как эпидемия коронавируса изменила арт-рынок — odnoklassniki-jl.ru

Эпидемия 2020-го показала, что в критериях стресса действия начинают развиваться с невероятной скоростью: заместо долгого эволюционного процесса в сфере искусства и коллекционирования мы смотрим ее революционную трансформацию.

В первый раз за длительное время, как ни феноминально, на рынок пришло много новейших покупателей, при этом особенного типа. Это люди, которые не только лишь оказались обязаны, да и в принципе предпочитают получать онлайн. По неким оценкам, во время глобального карантина посреди покупателей произведений искусства и предметов коллекционирования в вебе оказалось около трети новичков. У кого-либо обыденно возникло время на серфинг по сайтам аукционов и галерей, и они заинтересовались происходящим. А кому-то в принципе наиболее уютно приобретение в вебе, нежели походы по галереям.

Обычная арт-среда — аукционные и выставочные залы, светские мероприятия, арт-эксперты — почти всем покупателям новой волны казалась очень снобистской и сиим их отталкивала; благодаря развитию онлайн-проектов эти люди оказались избавлены от необходимости погружения в чуждую себе атмосферу. Если покупатели прошлых поколений привыкли к тесноватому контакту с арт-консультантами, то собиратель новой формации осязаемо наиболее интровертен, независим, у него иной подход к поиску и обработке инфы. Для него комфортнее спросить Гугл, чем позвонить арт-дилеру. Он проводит свои исследования сам и, обычно, хорошо разбирается в теме. Ему принципиально сходу получить описание предмета в деталях, прямо до искусствоведческой оценки и провенанса, и он желает осознавать, сколько стоит предмет. Так что транспарентность арт-рынка, настолько вожделеемая государствами (их фискальными службами сначала), оказалась не наименее нужна и сиим новеньким клиентом.

Рост новой формации покупателей не остался незамеченным. Во-1-х, сейчас все почаще для получения полных сведений о предмете, включая стоимость, довольно зайти на сайт галереи. Во-2-х, повышение количества покупателей новой волны спровоцировало лавину онлайн-контента: вебинаров, обучающих курсов, мероприятий в формате public talk. Таковым методом арт-дилеры стараются захватить доверие новейших клиентов, опять став их гидами в мире коллекционирования, но уже виртуальными. Любознательное последствие: полная диджитализация неприклонно ведет к тому, что арт-рынок (пожалуй, в первый раз настолько очевидно) теряет флер элитарности, становясь все наиболее демократичным. В-3-х, настолько заметный приток «свежей крови (внутренней средой организма человека и животных)» на рынок породил неповторимую ситуацию. В первый раз опять-таки за много лет (если не за всю историю рынка) спрос на новейшие сервисы так опережает предложение, что почти всем галереям и аукционным домам приходится фактически «на коленке», в авральном ручном режиме создавать новейшие виды диджитал-продуктов. Итог — повсеместная разработка онлайн-кабинетов, виртуальных выставочных залов и просмотровых комнат, новейших методов демонстрации объектов и оплаты услуг, новейших видов информационного сопровождения сделок.

Получив настолько сильный импульс роста, сектор цифровых услуг интенсивно отвоевывает позиции в экосистеме рынка предметов искусства и коллекционирования, потеснив классические сервисы. Если лейтмотивом 2018–2019 годов было усиление юридических и комплаенс-отделов аукционных домов, то в эру постпандемии нас ожидает развитие диджитал-отделов и возникновение новейших онлайн-проектов. Ситуация, при которой «цифровой клиент» становится приоритетнее обыденного (а конкретно это и происходит), приведет к скачку развития VR-, AR- и XR-технологий, хотя энтузиазм к ним на арт-рынке до этого денька был толком не сформирован. Посреди остальных диджитал-направлений можно именовать цифровую сертификацию: внедрение цифровых паспортов, удостоверяющих аутентичность покупаемого предмета. Это рано либо поздно приведет к созданию глобальных баз данных картин и остальных предметов коллекционирования. Что в свою очередь даст толчок к развитию аналитики — наиболее полной, глубокой и независимой. Это повысит доверие к рынку, что еще облегчит вхождение в него новейших участников и завлечет новейшие средства. Не считая того, наличие огромного массива аналитических данных и доступность цифровых сервисов простимулируют развитие новейших форм владения искусством. Сначала вариантов группового владения предметом на базе токенизации (клиент является обладателем условной части предмета, так именуемого токена, и может получать прибыль при росте его рыночной цены).

Рост доверия к онлайн-формату на арт-рынке приводит к постепенному повышению среднего чека посреди всех частей покупателей. Ранее числилось, что онлайн-продажи вероятны лишь для нижнего и, пореже, среднего ценового сектора лотов и что собиратель, быстрее всего, будет не готов расстаться с суммой наиболее $10 000–25 000, не увидев предмет покупки лично. Но итоги аукционов крайних месяцев обосновывают, что все изменяется. Рекордные результаты онлайн-торгов уверенно перескочили цифру $1 млн. Повсеместный переход в онлайн приводит к тому, что арт-институции, даже самые ограниченные, начинают интенсивно употреблять инструменты интернет-маркетинга для наиболее четкого таргетирования. Иным принципиальным направлением развития закономерно становится кибербезопасность.

Не принудят себя ожидать и структурные конфигурации: часть организаций, к огорчению, не переживет кризиса, а часть уже уменьшает штаты, чтоб сберечь. По данным ЮНЕСКО, под угрозой сейчас 13% музеев мира, а национальные ассоциации озабочены будущим галерей (к примеру, около трети галерей Франции, согласно опросам, могут закрыться до конца года).

Сразу с курсом на экономию и на урезание штата служащих в почти всех организациях создаются или укрепляются диджитал-отделы, которые занимаются созданием лишь и только цифрового контента. Сокращение постоянной команды обычно приводит к серьезной реструктуризации. Аукционные дома могут укрупнять, соединять воединыжды либо закрывать департаменты, а почти все сервисы уйдут на аутсорс. И эпидемия выделила необходимость схожих мер. Дальнейшейке предсказать просто: в свободное плавание выйдет много высококвалифицированных экспертов. Конкурентность приведет как к увеличению свойства, так, может быть, и к повышению количества арт-проектов. И отдельных профессионалов, и целые команды можно будет найти в расчете на любой бюджет и любой уровень задачки: от организации глобального арт-события до проведения локального направленного на определенную тематику аукциона либо сотворения небольшой площадки. Поменяется и проф общество: уровень того либо другого спеца будет подтверждаться и уровнем реализованных проектов, и, может быть, сертификатами либо членством в проф организациях, лоббирующих интересы собственных членов.

Усиление онлайн-форматов поставит и новейшие задачки перед создателями произведений: им придется мыслить о том, как уберечь свои видео-, фото- и остальные объекты от неавторизированных публикаций в сети. Это обязано привести к появлению новейших разделов в законах о защите прав автора. Можно представить, что нововведения дадут возможность создателям защитить свою работу в момент сотворения авторской идеи, а покупателям — быть уверенными в провенансе приобретенного предмета. Еще одним признаком новейшего времени — эры постковида — станет повсеместное размывание границ во всех сферах арт-мира. Ранее казавшееся незыблемым разделение на мир музеев и мир коммерции, первичный и вторичный рынок искусства, неизменных служащих в штате и приглашенных профессионалов существовать закончит. Так, за месяцы пандемии аукционный дом Sotheby’s уже вышел на первичный рынок искусства с проектом Sotheby’s Gallery Network: маркетплейсом, объединяющим избранные партнерские галереи. Идут опыты и с форматами. Этот же Sotheby’s в мае провел онлайн-торги с элементами традиционного «тихого аукциона»: ставки, как принято в «тихом аукционе», делались секретно и заблаговременно, но в отличие от него участников, чьи ставки были превышены, оповещали о этом за день до окончания торгов (соответственно, каждый получал последний шанс прирастить ставку, чтоб выиграть лот). Christie’s в июле опробует формат интернационального аукционного марафона: торги, идущие вереницей сходу в 4 странах (Франции, Англии, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Гонконге) и объединенные общей темой. Биться за лоты можно как в зале, если не будет карантинного запрета со стороны властей, так и онлайн на платформе Christie’s LIVE. Клиенты аукционного дома в течение нескольких часов сумеют поучаствовать в аукционах, проводимых сходу 4-мя главными кабинетами Christie’s.

Вырастает и число кураторских мероприятий онлайн: как галерейных, так и аукционных.

Кроссовки Джордана и браслет за $1,3 млн: рекорды аукционов во время эпидемии

Орсола Маддалена Качча, «Натюрморт с птицами»

Стоимость «Натюрморта с птицами» Орсолы Маддалены Качча, итальянской художницы XVII века, работавшей в стиле маньеризма, на онлайн-аукционе старенькых мастеров Sotheby’s в Лондоне 7 мая составила $212 500. Эстимейт лота составлял £10 000–15 000, другими словами картина была продана в 14 раз дороже верхней границы оценки

Кристофер Вул, Untitled

1988, Алюминий, эмаль
243,8 x 182,9 см
Дата и пространство реализации: Sotheby’s, Нью-Йорк, 4–14 мая 2020, аукцион Contemporary Art Day: An Online Auction, Лот 14
Эстимейт: $1 200 000–1 800 000
Стоимость реализации: $1 220 000

Марлен Дюма, Like Don Quixote

2002, Холст, масло
129,5 x 109,9 см
Дата и пространство реализации: David Zwirner Gallery на Art Basel Hong Kong Online, 23 апреля 2020
Стоимость реализации: $2 600 000

Кроссовки Майкла Джордана

$950 000 — сумма, отданная покупателем за пару кроссовок Nike Air, в каких Майкл Джордан отыграл матч в 1985 году в свой первый сезон в NBA. Самые дорогие из когда-либо проданных в мире кроссовок ушли с молотка на онлайн-аукционе 1-го лота The One | MJ’s Air Jordan 1s Sotheby’s 17 мая в Нью-Йорке

Лючок Тюйманс, Tree

2019, Холст, масло
232,3 x 167 см
Дата и пространство реализации: David Zwirner Gallery на Art Basel Hong Kong Online, 23 апреля 2020
Стоимость реализации: $2 000 000

Браслет с бриллиантами, драгоценными камнями и эмалью в стиле Tutti Frutti, Cartier

Ок. 1930

Дата и пространство реализации: Аукцион 1-го лота An Icon of Art Deco Jewelry Design: A Magnificent Tutti Frutti Bracelet by Cartier, Sotheby’s, Нью-Йорк, 24–28 апреля 2020

Эстимейт: $600 000–800 000

Стоимость реализации: $1 340 000

Джордж Кондо. Antipodal Reunion

2005 Холст, масло
208,6 x 183,5 см
Дата и пространство реализации: Sotheby’s, Лондон, 14–21 апреля 2020, аукцион Contemporary Curated Лот 30
Эстимейт: $797 448–981 474
Стоимость реализации: $1 269 782

Сесиль Браун, Figures in a Landscape 1

2001, Ткань (мед. система клеток и межклеточного вещества, объединённых общим происхождением, строением и выполняемыми функциями), масло
228,6 x 254 см
Дата и пространство реализации: Gagosian Gallery, Нью-Йорк, 11 мая 2020
Стоимость реализации: $5 500 000

Ещё новости