Белоснежной акации гроздья ароматные…

Историю известного российского романса «Белоснежная акация» можно именовать полностью умопомрачительной. Его создателей установить так и не удалось, а романс живёт уже наиболее 100 лет. Кажется неописуемым, но в годы Штатской войны этот романс сразу был неофициальным гимном противоборствующих сторон.

Белоснежной акации гроздья ароматные
Вновь запаха полны,
Вновь разливается песнь соловьиная
В тихом сиянии дивной луны!

Это 1-ый вариант текста романса, он известен с 1902 года. Переиздавался романс раз в год под заголовком «Узнаваемый цыганский романс», и всякий раз его слова несколько изменялись. Постоянной оставалась лишь музыка. В первых изданиях указывалось, что обработка романса принадлежит М. Штейнбергу, но создатель музыки и слов оставались неведомыми.

Максимилиан Осеевич Штейнберг — русский автор, преподаватель, зять Н.А. Римского-Корсакова — родился в Вильно 4 июля 1883 года. В русское время он удачно работал в Ленинградской консерватории, он занимался обработкой известного романса. Были версии о вероятных создателях музыки и стихов, но вопросец так и остался открытым.

С момента возникновения романса он сходу получил гигантскую популярность, и его исполняли самые известные исполнители: Н. Северский, В. Панина и остальные. Романс мгновенно разошёлся по стране на грампластинках.

«За власть Советов» либо «За Русь Святую»?


Это может показаться феноминальным, но романс «Белоснежной акации гроздья ароматные» сразу стал гимном Добровольной армии генерала Деникина и пролетарской песней «Смело мы в бой пойдём». Слова поменялись, но мелодия осталась всё той же.
Слова «белоснежной» «Белоснежной акации», которую пели в армии Деникина звучали так:
Слышали деды — война началася,
Кидай свое дело, в поход собирайся.
Мы смело в бой пойдём за Русь Святую И
как один прольём кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) молоденькую…
Русь наводнили чуждые силы,
Честь опозорена,
храм опоганили.
Мы смело в бой пойдём за Русь Святую
И как один прольём кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) молоденькую.
От силы несметной через лихолетья
Честь отстояли юнкера и кадеты.
Мы смело в бой пойдём за Русь Святую
И как один прольём кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) молоденькую.

«Красноватые» куплеты «Белоснежной акации» звучали несколько по-другому:

Слушай, рабочий, война началася:
Кидай своё дело, в поход собирайся!
Смело мы в бой пойдём за власть Советов
И как один умрём в борьбе за это…
Вот показались белоснежные цепи,
С ними мы будем биться до погибели.
Смело мы в бой пойдём за власть Советов
И как один умрём в борьбе за это.

Что здесь сказать – война, раскол, кровавое месиво, а песня одна на всех. Лирический романс стал сразу маршем Красноватой и Белоснежной армии. В те лихие годы перепевали эту песню на все лады: были варианты на злость денька и остальные переделки. Мысль различные – душа у народа одна.

«Белоснежной акации цветочки эмиграции»


Была у романса и предстоящая судьба. В то время, как миллионы русских людей разучивали в неотклонимом порядке «Смело мы в бой пойдем», миллионы «выброшенных» из страны увезли песню с собой в эмиграцию – и как ностальгический романс, и как гимн собственного поражения. Мелодию эту с различными словами начали петь с лёгкой руки российских эмигрантов по всему миру. И не случаем в Русском Союзе романс «Белоснежная акация» прозвучал в спектакле «Деньки Турбиных» во МХАТе. И хотя сам Сталин, как гласили, поглядел этот спектакль несколько 10-ов раз, постановку временами воспрещали, а позднее и совсем принудили убрать из репертуара тетра.

Вспомянули в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) о романсе в 1950-х. Возвратили песню к жизни Алла Баянова и Борис Штоколов, а потом её стали пени и остальные известные и не весьма исполнители. В 1976 году В. Басов снял художественный кинофильм «Деньки Турбиных». Обойтись без «Белоснежной акации» было нереально, но песню уже «рассекли» надвое – она поправу принадлежала и «белоснежным» и «красноватым». В кинофильме же возникли две песни – о бронепоезде и новейший романс. Музыку к кинофильму написал В. Баснер, слова к песням — М. Матусовский. В базу романса для кинофильма была положена дореволюционная «Белоснежная акация».

Целую ночь (то есть темное время суток) соловей нам насвистывал,
Город молчал и молчали дома.
Белоснежной акации гроздья ароматные
Ночь (то есть темное время суток) напролет нас лишали рассудка…
Годы промчались, седоватыми нас делая,
Где чистота этих ветвей {живых}?
Лишь зима да метель эта белоснежная
Напоминают сейчас о их.
В час, когда ветер неистовствует бешено,
С новою силою чувствую я:
Белоснежной акации гроздья ароматные
Невозвратны, как молодость моя.

Так, старенькый романс получил вторую жизнь. Поточнее, сейчас есть два романса: «Белоснежная акация» начала XX века и романс «Белоснежная акация» из кинофильма «Деньки Турбиных». Но лучше уж два романса и мир, чем один – и война.

Большой энтузиазм сейчас вызывает и история сотворения самой пользующейся популярностью в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) новогодней песни «В лесу родилась елочка».

Ещё новости

Добавить комментарий