Трагическая судьба семьи негоцианта Попёнова: Красноватый террор и «перегибы на местах» — odnoklassniki-jl.ru



Красноватый террор стал кровавой страничкой в нашей истории. Фото семьи негоцианта Попёнова, хранящаяся в музее городка Рыбинска, могла бы служить иллюстрацией классической российской семьи, если б не одно трагическое событие: практически все люди, изображенные на ней, были расстреляны в осеннюю пору 1918 года.

5 сентября 1918 года было размещено постановление Совета народных комиссаров РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика — название Российской Федерации до 25 декабря 1991 года, введённое Конституцией СССР 1936 года) «О красноватом терроре». В нем говорилось о том, «что нужно обезопасить Советскую Республику от классовых противников методом изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, комплотам и бунтам». «Ответственные товарищи» должны были определять меру вины всякого подозреваемого, а в конце месяца «публиковать имена всех расстрелянных, также основания внедрения к ним данной для нас меры». Ф.Дзержинский, зачинатель и управляющий террора, определял его понятие наиболее обширно — как «устрашение, аресты и ликвидирование противников революции по принципу их классовой принадлежности».

Сейчас этот период истории Рф вызывает жаркие споры как историков, так и обыденных людей, в семьях которых все еще хранится память о невинно убитых, раскулаченных, сосланных в лагеря. Кошмар ситуации добавляло то, что вместе с отрядами бардовых комиссаров своим своим террором в те годы занимались бессчетные бандиты, ну и обыкновенные красноармейцы могли по личной инициативе присоединяться к делу чистки страны от «белоснежной заразы». Правда, жертв для собственных «рейдов» они выбирали по другому принципу – побогаче, ведь все имущество расстрелянных опосля резвой экзекуции изымалось.


Петроград, начало сентября 1918 г.

Нужно сказать, что «красноватый террор» начался еще ранее, чем был официально провозглашен. «На местах» принимались иногда скоропалительные постановления и решения. Так, в том самом Рыбинске Ярославской губернии, уже в конце лета 1918 года были приговорены к расстрелу сотки человек. Огнь в топку репрессий добавила телеграмма о покушении на Ленина:

Из доклада исполкома Рыбинского совдепа 30 августа 1918 года (РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) ГАЯО фонд Р-2 оп. 5 д.1 л.17): «… По выслушании такой телеграммы предложена была резолюция, постановленная исполнительным комитетом о проведении «красноватого террора» над буржуазией и тем стереть их, буржуев и контрреволюционных частей, с лица земли за нанесенный удар основному мировому вождю социальной мировой революции…»

«Красноватый террор» в Рыбинске начался на денек ранее, чем было размещено официальное постановление. В ночь (то есть темное время суток) с 4 на 5 сентября 1918 года в городе совершалось беспримерное общее убийство мирных людей. В списки, не считая так именуемых «буржуев», врубались интеллигенция, духовенство и «др. контрреволюционеры». Заблаговременно были вырыты братские могилы на количество от 50 до 100 человек – документы о подробностях этих кровавых дней, совместно со перечнями расстрелянных людей сейчас стали достоянием общественности. Так же известен протокол специальной комиссии, прибывшей чуток позже разбираться «с злоупотреблениями в проведении террора» (от 11 сентября 1918 года с грифом «Секретно»). Из него можно выяснить, что расстрелы в Рыбинске проводились «неофициальными группами, лицами, находящимися в нетрезвом состоянии (…) убивали людей целыми семьями и даже молодых деток». Судя по всему, семья негоцианта Попёнова стала жертвой конкретно таковых — нетрезвых и неофициальных «лиц». Городская легенда говорит, что отец, мама и все малыши опосля расстрела были зарыты в саду у собственного дома. Усадьба за Волгой стала позже медучреждением (она сохранилась до сего времени).


Отряд рыбинских чекистов

Вокруг фото счастливой семьи, которая совместно со ужасным рассказом облетела веб-страницы, разгорелись споры. Блогеры, решившие проверить эти факты, не отыскали в перечнях расстрелянных в тот месяц фамилию Попёнова, зато в ответ на одну из публикаций пришло письмо Елизаветы Нерановой — правнучки негоцианта, живущей в Санкт-Петербурге. Она раскрыла некие детали шокирующего убийства 100-летней давности:

«Леонтий (Лев) Лукич мой прапрадед. Он с братом занимался хлебом. Он растил, также брал чужой (выкормленный не на его землях) и вел торговлю на Рыбинской хлебной бирже. Нередко ездил по хлебным делам заграницу. В особенности в Великобританию. А его брат (Осип Лукич) имел в Петербурге мукомольный завод. В общем, они были не совершенно негоцианты, быстрее промышленники.»

Это письмо принуждает пересмотреть «городскую легенду» — судя по словам дамы, часть семьи в тот роковой денек не погибла:
«Подфартило избежать расстрела самому главе семьи, который в тот момент был в городке, также двум его дочерям, бывшим в Рыбинске (на упражнениях). Не считая того, подфартило, вышедшей в январе 1911 года замуж старшей дочери, которая в 1918 году была в Киеве. И очередной отпрыск остался в {живых}, т.к. он служил армии. 1-ая глобальная и Штатская война окончились для него в Сербии. Похоронил Л.Л.Попенов свою супругу и убитых деток в ограде церкви Иверской Божьей мамы, расположенной неподалеку от их дома, также на левом берегу Волги. Сам Л.Л.Попенов дожил до глубочайшей старости и скончался в возрасте наиболее 90 лет (в 1942 году), похоронен под Москвой.»


А. Пийр. Рыбинский негоциант Л.Л. Попенов с семьей. 1910-1917 Ярославская губерния, город Рыбинск

Вообщем, выяснившиеся подробности никак не преуменьшают трагизма ситуации. То, что четыре деток избежали ужасной участи, можно считать просто счастливой случайностью. А факт, что заместо самого «виновника», которого даже не было дома, пострадала его семья, и тем наиболее кажется ужасающим. По поводу определенных исполнителей «приговора» Елизавета Неранова ничего не докладывает, но пишет: «Расстрел семьи Л.Л.Попенова произошел с целью очевидного ограбления». Возможно, немолодая дама и ее малыши были убиты одним из неофициальных отрядов, орудовавших в те деньки и под прикрытием миссии «красноватого террора» занимавшегося грабежом богатых усадеб.

Всего по приговорам революционных трибуналов и внесудебных заседаний ЧК в 1917—1922 годах в Рф было расстреляно от 50 до 140 тыщ человек (данные из разных источников различаются). Общее число жертв (убитых, сосланных и раскулаченных) оценивается до 2-ух миллионов. Не считая фермеров, негоциантов, промышленников и белогвардейских офицеров пострадали от данной для нас «акции» почти все известные писатели, живописцы, музыканты, религиозные деятели и ученые. Историки считают, что эти годы кровавых расправ заложили базу для следующих сталинских репрессий.

«…Довольно вспомянуть расстрелы заложников во время Штатской войны, ликвидирование целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьянства, ликвидирование казачества. Такие катастрофы повторялись в истории населения земли не в один прекрасный момент. И постоянно это бывало тогда, когда симпатичные на 1-ый взор, но пустые на поверку эталоны ставились выше главный ценности — ценности людской жизни, выше прав и свобод человека. Для нашей страны это особенная катастрофа. Поэтому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотки тыщ, миллионы человек. Причём это, обычно, люди со своим своим воззрением. Это люди, которые не страшились его высказывать. Это более действенные люди. Это цвет цивилизации. И, естественно, мы долгие годы до сего времени чувствуем эту трагедию на для себя. Почти все необходимо создать для того, чтоб это никогда не забывалось.» (Владимир Путин, из интервью газете «Труд», 2007 год).

Читайте далее: Как выпускница Лионского института стала фурией красноватого террора: Зигзаги судьбы Розалии Землячки

Добавить комментарий