Трогательная история любви по переписке родителей юмориста Ефима Шифрина, которая началась с катастрофы — odnoklassniki-jl.ru


Есть артисты, при возникновении которых на экране телевизоров непроизвольно начинаешь улыбаться. Лишь вот их судьбы бывают время от времени не постоянно так светлы и ясны, как их выступления. Это полностью касается и известного пародиста русской эстрады Ефима Шифрина, родившегося в семье неприятеля народа. И хотя родителей не выбирают, их горьковатые судьбы, как ни крути, постоянно ложатся глубочайшим отпечатком и на жизнь, и на миропонимание, и на внутренний мир всякого человека. Сейчас в нашем обзоре душещипательная история жизни и любви родителей артиста, которая, думается, никого не оставит флегмантичным.


Пользующийся популярностью эстрадный артист, режиссер, актер, певец — Ефим Шифрин.

Ефим Шифрин – пользующийся популярностью эстрадный артист-пародист, режиссер, киноактер, певец, ведущий юмористических телепрограмм, основоположник и художественный управляющий «Шифрин-Театра». Его броский, самобытный талант мастера пародий проявился со школьной скамьи и в протяжении всей жизни был его творческим кредо. Его юмор узкий и саркастичный постоянно попадал буквально в цель, заставляя смеяться публику от всего сердца. А еще артист считается владельцем красивых певческих данных и писательского таланта, перешедшего к нему от отца.

Шифрин взошел на верхушку собственного Олимпа, и, очевидно, этому предшествовал достаточно длиннющий актуальный и творческий путь с победами и с бедами, с ухабами и крутыми поворотами.

Перелистывая странички биографии


Родился Ефим Шифрин (по паспорту — Нахим Шифрин) в Магаданской области в маленьком селении Нексикан в 1956 году в семье русского и израильского писателя, мемуариста, бывшего политзаключенного Залмана Шифрина и Раши Цыпиной. Рассказывая о Ефиме Шифрине, не рассказать драматическую историю знакомства и любви его родителей просто нереально. Вообщем, как и о том через какие тесты и круги ада им пришлось пройти.

Без вины виновный



Залман Шифрин.

Отца грядущего известного актера звали Залман Шмуилович Шифрин (1910-1995) родом он из маленького местечка Дрибин Могилевской губернии, что в Белоруссии. Мама — Раиса (Раша) Ильинична Цыпина (1915-1992), также из тех мест. 16-летним юношей Залман Шифрин поступил в Витебский еврейский педагогический техникум. Но не прошло и года как из-за доноса ему пришлось уйти «по собственному желанию» и возвратиться домой. В доносе значилось, что он – отпрыск нэпмана и не имеет права обучаться в муниципальном учебном заведении.

В Витебск опять он возвратился в 1931 году и поступил обучаться на промышленное отделение в Витебский финансово-учетный техникум, где был ответственным редактором стенной газеты, управлял счетным кабинетом, занимался различной публичной работой. Но в скором времени вновь на Залмана начали писать доносы. И в сей раз в администрацию стали приходить письма, что Залман Шифрин – отпрыск лишенцев и прячет свое происхождение. Очевидно, юношу вновь исключили из техникума. Да и это не сумело сломить у парня рвение к познаниям: он закончил платные восьмимесячные счетоводо-бухгалтерские курсы, а позднее поступил в Столичный заочный институт финансово-экономических наук.

Но самые жуткие повороты судьбы начались в августе 1938 года, когда Залмана Шифрина арестовали. «Сорвали очки, сорвали пуговицы с брюк. И повели в оршанскую кутузку, которая до сего времени находится в центре городка. Допрашивать его было не о чем совсем. Он полностью аполитичный человек. Но что такое 38-й год? Как можно было быть политичным?». Обвинив умеренного бухгалтера в том, что он является членом криминальной группировки бундонцев, которая занималась шпионажем для зарубежных спецслужб, выдвинули обвинение по статье 58: шпионаж в пользу Польши. Тогда, в дальнем 38-м, он был осужден на 10 лет без права переписки и сослан на Последний Север на бессрочное проживание. Как досадно бы это не звучало, таково было ужасное время репрессий, сломавших сотки тыщ человечьих судеб…


Сарра Шифрина — сестра-близнец и Залман Шифрин.

Огромную часть собственного заключения Залман Шмуилович провел в Магаданской области. Работая на томных участках Дальстроя на Колыме, слывшей самым известным регионом для трудовых лагерей ГУЛАГа, Шифрин-старший валил лес, работал на погрузке дров и счетоводом, добывал в забоях золото, трудился на кожевенном заводе, в литейном цехе и на фабрике. А в один прекрасный момент, когда срок близился к концу он даже чуток не погиб от тифа. Во время заболевания заключенный истощал так, что весил не наиболее 30 кг. И так бы он и скончался на кровати лагерного госпиталя, если б, не оказался рядом сострадательный доктор, тоже зэк, который начал отпаивать жив «труп» с ложечки – водичкой да бульоном.

Так Залман Шмуилович Шифрин выжил. К тому времени уже вышел срок его заключения и его ожидала, так именуемая «свобода», то бишь лагерный барак он сменил на барак для поселенцев. А в 1950-м к нему приехала его Раиса.

Заочная любовь


О судьбе собственного грядущего жена Рая — так звали 35-летнюю даму на российский лад, выяснила от его родного брата Гесселя, который и сказал о Залмане. Она была тронута до глубины души катастрофической историей политзаключенного и решила написать ему письмо, чтоб поддержать морально. Залман ей дал ответ и вложил свою фотографию. С течением времени завязалась теплая переписка, которая и послужила предпосылкой тому, что в конце 1950 года Рая собралась на Последний Север к мужчине, которого лицезрела только по одному единственному фото, о котором их отпрыск Ефим потом не мог вспоминать без содрогания: «Когда я в первый раз узрел зэковскую фотографию, которую папа вложил в конверт и послал маме в Оршу, чуток не прослезился. Это несчастье некое! Лысый, глаза немощные, поэтому что зрение у него было минус семь, а сниматься было надо без очков. При всем этом глаза весьма близко посажены… Я позже спрашивал маму: как ты не ужаснулась? Почему поехала на край земли к незнакомому человеку? Она произнесла, что по письмам он ей весьма приглянулся».


Раиса Цыпина. / Залман Шифрин.

И вправду, Раиса никогда за всю жизнь не пожалела о собственном решении. А тогда в дальнем 1950-м она счастливая, переполненная надеждой и оптимизмом, двигалась через всю страну к возлюбленному мужчине в неизвестность. Причём нужно осознавать, что это была за поездка: поначалу необходимо было поездом доехать до Владивостока, в бухте Золотой Рог сесть на корабль, набитый людьми сверху донизу, и плыть в бухту Нагаева. А уже оттуда по Колымской трассе на попутках добираться до приисков. Раиса Цыпина сделала весь этот путь, даже на мгновение не задумываясь о том, что, может быть, сделала неосмотрительный шаг. Она двигалась навстречу собственной судьбе, к человеку, которого вживую никогда в жизни не лицезрела. Двигалась она выходить замуж.


Ефим Шифрин с родителями.

Сходу по приезду Залман и Рая поженились. Дама устроилась на работу в детский сад, куда приводили деток таковых же ссыльных. А уже через год в их семье родился первенец Самуэль, который в дальнейшем также станет творческим человеком — дирижёром, тромбонистом и педагогом.

А когда Залмана Шмуиловича реабилитировали в 1956-м, выяснилось, что Раиса беременна вторым ребёнком. Но в селении Сусуман, где они жили, не было роддома. Рождать возили дам в посёлок Нексикан, который находился в километрах в сорока. А потому что Рая, несмотря на реабилитацию супруга, как и раньше числилась супругой неприятеля народа, её без церемоний усадили в кузов грузовика и выслали в роддом. От несусветной тряски в кузове у дамы начались схватки. Пока довезли, пока малыша вытащили – а он уже и не дышал… Третьего отпрыска Раиса родила, когда ей был уже 41 год. Малыша окрестили Нахимом, мать звала нежно — Фимочкой.


Залман Шмуилович Шифрин — писатель-мемуарист. Писательские труды: «Деспотия Сталина», «Жизнь-смерть-жизнь»: (Из незабвенного ужасного прошедшего). О собственном пребывании в застенках Оршанского отдела НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР) тщательно обрисовал в воспоминаниях «Грустная рапсодия. Биография Залмана Шифрина». Опосля погибели супруги выехал в Израиль, там и захоронен. Пережил свою Раису Залман всего на два года.

Еще длительных 10 лет реабилитированный Залман Шмуилович не решался вывезти свою семью из Последнего Севера поближе к родному дому из-за ужаса перед преследованиями и гонениями. В социалистическом обществе по инерции еще длительно, такие как он, числились неприятелями народа. Когда, в конце концов, семья стала перед выбором — куда все таки ворачиваться, то отец категорически заявил, что в Оршу он никогда не вернётся, невзирая на то, что там жила его мама. В его душе были свежайши мемуары о аресте и тюремных застенках, где был лишен всех признаков людского плюсы. Как он мог возвратиться туда, где у него сорвали пуговицы с брюк, лишили шнурков? Туда, где у него, близорукого, отняли очки?.. Туда, где его беспощадно лупили и глумились? Нет, это было неосуществимым… Из мемуаров Шифрина-младшего: «У нас в доме имя Иосифа Сталина совершенно не вспоминали. Я вырос со познанием, что Сталин — чудовище».


Ефим Шифрин в детстве.

Юрмала, ставшая родным домом

По правде говоря, выбор для переезда был невелик, потому что у реабилитированных не было свободы выбора места жительства. Москва совершенно была табу. Потому принято решение было двигаться в Прибалтику, где жили родственники Раисы Ильиничны. В 1965 году семья основалась в Юрмале. Тогда это было тихое предместье Риги. Опосля колымского жилища юрмальский дом, приобретенный вкупе с братом Залмана Шмуиловича на две семьи, Нахиму казался шикарным. А о собственных первых впечатлениях десятилетнего мальчишки, он говорил так: «Я, к примеру, длительно не знал, что хлеб бывает в батонах. Лишь в кирпичах. Когда мы приехали жить в Юрмалу, и я зашёл в хлебный магазин, со мной случился шок… О том, что есть не мороженные продукты, я тоже не знал. Несолёного масла у нас в продаже сроду не было… Но зато я знал, что такое жимолость и морошка.»


Ефим Шифрин с матерью.

Школьные годы в Юрмале


В школе Нахим был весьма робким. Из-за отвратительного зрения, унаследованного от отца, мальчишка обязан был носить очки, конкретно из-за их он часто становился предметом злых шуточек одноклассников. Мальчишка комплексовал, и чтоб как-то захватить размещение сверстников, начал гримасничать и паясничать, передразнивая окружающих. Такое поведение Шифрина-младшего, непременно, принесло ему почтение ребят. В особенности опосля 1-го варианта, когда тот выступил на торжественном концерте с пародией на 1-го из учителей. Выступление имело большой фуррор, и опосля этого Нахим стал гвоздем программки хоть какого мероприятия, проводимого на сцене школы.


Ефим Шифрин в школьные годы.

И очевидно, что конкретно в те годы Нахим ни о какой иной профессии — как артист, даже не помышлял. Потому, получив аттестат, он уехал в Москву подавать документы в Щукинское училище. Но экзамены провалил и возвратился домой, где и поступил в Латвийский муниципальный институт на филологический факультет. Опосля лекций вечерами Нахим в буквальном смысле пропадал в студенческом театре. Он как и раньше был неотразим во всех художественных конкурсах и концертных программках художественной самодеятельности, что в итоге укрепило его решение во что бы то ни сделалось стать артистом.


Ефим Шифрин с родителями.

Творческая судьба


Через год новенькая попытка увенчалась фуррором — и Шифрин становится студентом эстрадно-циркового училища им.Румянцева в Москве. Обучался он под началом Романа Виктюка, прославленного режиссера-постановщика. Опосля окончания учебы артист берет наиболее благозвучное сценическое имя «Ефим» и начинает работать в нескольких театрах Москвы. Скоро пародист становится лауреатом первого конкурса артистов эстрады в Москве, а позднее — лауреатом седьмого конкурса.

Понимая, что необходимо расти далее, уже на то время пользующийся популярностью пародист поступает в ГИТИС, на факультет режиссеров эстрады. В девяностые годы сделал собственный «Шифрин-театр», стал лауреатом большой премии «Золотой Остап». Достаточно много также поет, в том числе романсы. Получил Кубок Аркадия Райкина, также Кубок Юрия Никулина за роль в «Цирке со звездами»., выпустил свою юмористическую передачу. Еще он играл у Андрея Кончаловского, написал несколько книжек. Был членом жюри в шоу «Театр эстрады» на Первом канале. Вел на том же канале возрожденную «Вокруг хохота».


Ефим Шифрин.

Личная жизнь


Ефим Шифрин очень увлекательная личность. Удачный артист и шоумен пользуется любовью у публики, но при всем этом он очень скрытен, касательно собственной личной жизни. Фанатам таланта приходится мириться с таковой скрытностью возлюбленного актера. Из того, что понятно, так лишь то что у него нет ни супруги, ни наследников. Не распространяется артист и на тему {романтических} отношений. Как понятно, потаенны постоянно порождают бессчетные домыслы и сплетни, потому и Ефим Шифрин стал объектом пристального внимания репортеров, которые не упускают варианта затронуть очень щепетильный вопросец о его сексапильной ориентации. Но Ефим Залманович не дает повода усомниться в собственной ориентации и пресекает все дискуссии на данную тему. А в общем, актер с наслаждением разговаривает с журналистами, рассказывая им о собственных творческих планах и успехах.


Ефим Шифрин.

Ни для кого не тайна, что он не только лишь эстрадный артист, да и занимается на проф уровне бодибилдингом. Необходимо отметить, что 1-ый раз в тренажёрный зал Ефима привёл звукорежиссер Алексей Ширман, когда артисту было в 37 лет. До того он никаким видом спорта не занимался — ни в детстве, ни в юношестве. В первый раз попав в фитнес клуб, Шифрин до того увлекся бодибилдингом, что спустя семь лет, он стал владельцем статуэтки и премии Интернациональной сети клубов World Class «Мистер Фитнес» и почтенной грамоты от федерации бодибилдинга в Москве, также владельцем диплома Комитета физкультуры и спорта.

Послесловие



Моё детство было светлым и счастливым!

Подытоживая вышеупомянутое, хотелось также отметить, что пользующийся популярностью артист эстрады, давая интервью, о собственном актуальном пути постоянно гласит:«Понимаете, журналисты часто спрашивают меня про Колыму. И постоянно вопросцы звучат практически риторично: всем кажется, что я должен поведать какие-то жуткие мемуары о мытарствах, типо выпавших на мою долю. Но я постоянно говорю: пространство рождения совсем не свидетельствует о моём детстве. Моё детство было светлым и счастливым! Весь набор напастей различных выпал на долю моих родителей – отца и мамы. Мне же ничего не перепало от их горя».

В этом, наверняка, была большая мудрость родителей, которые несмотря на неописуемые тесты, выпавшие на их долю, смогли воспитать собственных деток в любви и согласии, привить им людские свойства, не дозволили озлобиться на несправедливое общество.

Что не гласи, а судьба актера — умопомрачительная вещь. В профессию любой приходит собственной судьбоносной дорогой. Одни, как Ефим Шифрин, еще с юношества знают, что станут артистами… Остальные, как его сотрудник по цеху Юрий Гальцев, — идут окружными способами. Не почти все знают, что узнаваемый на всю страну комик грезил стать астронавтом, и при чем не только лишь грезил…

Добавить комментарий