Коллекция костей древних людей из Денисовой пещеры пополнилась пятью новыми находками, и это стало возможным благодаря успехам палеопротеомики. Удалось установить, какие орудия денисовцы изготавливали 200 тыс. лет назад, но число вопросов только возросло.

За последние десять лет денисовцы стали, наверное, одним из самых популярных видов древних людей. И это несмотря на то, что известно про них очень немного. До сих пор в руки палеоантропологов попали только пять крошечных образцов из Денисовой пещеры: три стёртых коренных зуба (Денисова 2, 4 и 8), одна фаланга Денисова 3 и маленький костный фрагмент Денисова 11, оказавшийся денисовско-неандертальским гибридом. Только из Денисова 3 удалось извлечь полный геном. Крме того, есть нижняя челюсть из тибетской пещеры Байшия, опознанная благодаря протеомному анализу. Всё.

Мы знаем, что денисовцы отделились от общего с неандертальцами предка 440—390 тыс. лет назад, что они были, вероятно, смуглыми и темноволосыми, обладали очень крупными зубами. Побольше бы находок!

И не то чтобы слои Денисовой пещеры были бедны костными остатками. Находок много, но в основном это какая-то труха. Ещё лет 15 назад на них махнули бы рукой. Но теперь на помощь приходит палеопротеомика — анализ остатков древних белков, сохранившихся в кости. Прежде всего, для этой цели используют коллаген, который обладает хорошей «живучестью», по сравнению, например, с ДНК. За последние несколько лет специалисты здорово научились анализировать древний коллаген с помощью методики ZooMS — Zooarchaeology by Mass Spectrometry. Именно эта методика помогла распознать среди кучи обломков гибрида Денисова 11.

Недавно на основании анализа ДНК, содержащегося в отложениях пещеры, специалисты показали, что Денисову пещеру в разное время населяли и денисовцы, и неандертальцы, и сапиенсы. В этом плане пещера — уникальный объект. Однако 95% найденных здесь костей — неопределимые обломки. Вот ими-то и занялись авторы недавней публикации в Nature Ecology & Evolution, включая самого Сванте Паабо.

Исследователи применили ZooMS к 3791 костному фрагменту, найденному в Восточном зале пещеры. Большинство находок происходили из слоев 14 и 15, где раньше человеческих костей не находили, хотя в отложениях генетический след людей имеется. Из каждой кости взяли для анализа образец в 20 мг. И вот они, результаты анализа.

Большинство костей принадлежали крупным растительноядным животным — быкам, лошадям, оленям, а также хищным. Тем не менее, в пяти образцах — четыре из слоя 15 и один из слоя 12 — исследователи обнаружили характерный автограф человекообразных приматов. Учитывая, что шимпанзе или орангутанов на Алтае ещё никто не встречал, исследователи сочли, что кости, вероятно, человеческие. Однако разрешающая способность метода не позволяла определить видовую принадлежность — и в дело пошла митохондриальная ДНК. Исследователям удалось прочесть полные митохондриальные геномы четырёх костей из пяти, причём с приличным качеством. Денисова 17 (единственная косточка из слоя 12) оказалась неандертальской, а остальные — Денисова 19, 20 и 21 — попали в диапазон изменчивости денисовцев.

До этого в Восточном зале уже нашли пять костей неандертальцев, в том числе три в слое 12. Неандертальцы посещали Денисову пещеру по крайней мере 130—150 тыс. лет назад, а может быть и раньше, судя по тому, что неандертальский генетический след обнаружен в слое 14.

Вероятный возраст Денисова 17 оценили как 134 тыс. лет, и этот индивид приходился другим неандертальцам Денисовой пещеры весьма дальней роднёй.

Родственные связи Денисова 17 и других известных неандертальцев, на основании анализа мтДНК (слева). Справа — положение Денисова 19,20 и 21 на филогенетическом дереве денисовцев.

Судя по всему, неандертальцы и денисовцы часто контактировали. В геномах денисовцев уже находили следы генетических контактов с Homo neanderthalensis, причем с разными их популяциями, не говоря уже об упоминавшемся гибриде первого поколения. Учитывая, что в ДНК поздних европейских неандертальцев нет никакой денисовской примеси, встречи должны были происходить где-то на востоке неандертальского ареала — не на Алтае ли, где ареалы двух видов перекрывались в течение как минимум 150 тыс. лет?

А что можно сказать про новых денисовцев из слоя 15? Митохондриальные ДНК Денисова 19 и Денисова 21 идентичны, так что фрагменты могли принадлежать одному индивиду или двум близким родственникам по женской линии. Денисова 20 отличается от них четырьмя заменами, и все вместе они больше всего похожи на ранее известную Денисова 2 (из слоя 22.1 в Главном зале) и в чуть меньшей степени на Денисова 8 (слой 11.4, Восточный зал).

Судя по всему, Денисова 19, 20 и 21 примерно такого же возраста или чуть старше, чем Денисова 2, и существенно древнее находок Денисова 8, Денисова 3 и Денисова 4. Раньше древность Денисова 2 оценивали разными методами в диапазоне 122—194 тыс. лет или даже 280 тыс. лет. Возраст самого слоя 15 — около 200 тыс. лет. Исходя из этого, новые находки оказываются древнейшими известными денисовцами.

И теперь очень интересная деталь: до этого момента денисовцев находили или в слоях с малым числом археологических находок, или там, где могли обитать и неандертальцы, поэтому «денисовская культура» оставалась предметом споров. Теперь же речь идёт о слое, очень насыщенном археологией: более 3 тыс. каменных артефактов на квадратный метр. И никого, кроме денисовцев, в этом слое не находили, то есть в создателях орудий можно быть уверенным. Среди находок доминируют скребки. Исследователям даже удалось провести анализ органических остатков с поверхности одного из отщепов, из чего сделан вывод, что орудие использовалось для обработки кожи. Эврика: денисовцы изготовливали одежду! Хотя слой 15 и сформировался в относительно тёплом межледниковье, климат здесь был близким к современному, так что без утепления денисовцам приходилось бы сложновато.

Орудия из слоёв 14 и 15 Восточного зала Денисовой пещеры.

Археологические находки относятся к раннему среднему палеолиту и, как подчёркивается в статье, эта индустрия не имеет прямых аналогов в Северной и Центральной Азии. Ближайшая параллель — ашельско-ябрудский культурный комплекс на Ближнем Востоке, орудия такого типа находили на знаменитых израильских памятниках Табун, Кесем, Хайоним и Мислия, с датировками от 400 до 250 тыс. лет. Как раз в это время некие ближневосточные гоминины стали активно использовать огонь, регулярно охотиться на крупных копытных. Сходство — это хорошо, но между Левантом и Алтаем — 6 тысяч километров. В этом промежутке отсутствуют какие-либо археологические находки, которые могли бы связать денисовцев с ближневосточными архаическими сапиенсами. Вывод авторов статьи немного предсказуем: нужно искать.

Судя по костям животных со следами обработки, обитатели пещеры регулярно и успешно охотились на оленей, лошадей, зубров, носорогов. Однако не всё так радужно: примерно четверть найденных останков принадлежало волкам. Не исключено, что серым хищникам тоже приглянулась уютная пещера и денисовцам приходилось отражать атаки непрошенных гостей.

Остаётся добавить, что мтДНК трёх новых денисовцев заметно отличается от Денисова 3 — единственной находки денисовца, для которой удалось восстановить полный геном. А какой была ядерная ДНК древнейших обитателей Денисовой пещеры? Насколько они походили на тех гоминин, что передали гены предкам современных австралийцев и папуасов? А на своих тибетских родственников? Надеемся, что палеогенетики разберутся.

Ещё новости

Добавить комментарий