Билет в один конец — odnoklassniki-jl.ru

Исследование осуществлялось путем онлайн- и телефонных опросов. Опрашивались мигранты, находящиеся в России и за ее пределами. Выяснилось, что в апреле без работы остались 33,8 процента из числа занятых до эпидемии (по сравнению с 3 процентами в марте и 28,8 процента в мае). Всего же потеряли работу треть мигрантов. В Москве им пришлось тяжелее, чем в других регионах, из-за введенного строгого режима изоляции для иностранных работников. В столице без работы остались 40,8 процента гастарбайтеров, тогда как в регионах — 21,2. «Работодатели избавлялись в первую очередь от менее опытных и квалифицированных работников и неформально занятых, то есть тех, чьи трудовые отношения основывались на устных соглашениях. Трудно пришлось самозанятым, а также работавшим в микро- и малых предприятиях», — говорится в докладе, подготовленном по результатам исследования. Безработными оказались 54,3 процента мигрантов из числа гостиничного и ресторанного персонала, 35,4 процента домработниц и бебиситтеров, 32,9 процента продавцов и лишь 18,5 процента строителей. «В отличие от российских работников, в массовом порядке переживших сокращение оплаты труда, мигранты столкнулись с массовыми сокращениями, обусловленными закрытием бизнесов», — отмечается в исследовании. Основная причина увольнения (ее назвали более трети опрошенных) — закрытие предприятий и сокращение штата. Бывало, однако, и так, что работнику не платили, но предоставляли еду и жилье. Об этом рассказали 18,9 процента опрошенных. Денег даже на еду не хватало 35 процентам респондентов. Тем не менее лишь каждый десятый раздумывал, стоит ли временно покинуть Россию, переждать трудности на родине, а потом вернуться. Большинство — 42,4 процента опрошенных — были уверены, что смогут вернуться на старую работу, 42,8 процента — что найдут себе новую. Те же, кто намеревался, но из-за карантина не смог приехать в Россию, заявили, что не отказываются от своего намерения. Потому что ситуация на рынках труда в странах СНГ сейчас гораздо хуже, чем в России. «Трудовая миграция смягчает давление на рынке труда в странах с быстро растущим молодым населением (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан) или странах со сжимающимся рынком труда (Армения, Молдавия, Украина)», — отмечают авторы исследования. «По нашим оценкам, основанным на данных Банка России и статистике Всемирного банка, при условии сохранения ограничений на въезд в Российскую Федерацию объемы переводов мигрантов в 2020 году по сравнению с 2019 годом могут уменьшиться в странах СНГ на 30 процентов, что сильно ударит по благосостоянию населения этих стран, стабильности их финансовых систем и снизит размеры инвестиций в их экономику».

Более половины трудовых мигрантов высказали намерение остаться в России навсегда

До апреля в России было, по разным оценкам, от 9 до 11 миллионов мигрантов. Сколько из них уехало и сколько осталось, пока трудно сказать. Но совершенно очевидно, что экономический кризис (и прежде всего — резкий рост безработицы), вызванный пандемией, обострит настороженное отношение большинства россиян к мигрантам. В основе такого отношения стойкий миф, что «понаехавшие» вытесняют с рынка труда «коренных» и местных. Теперь этот миф будет особенно активно эксплуатироваться.

Дефицит мигрантов подогрел спрос на строителей

Между тем все обстоит ровно наоборот. Мигранты создают новые рабочие места, а не поглощают их. Именно приток мигрантов приводит к появлению новых работ на рынке. Это верно как для Западной Европы, так и для России. «Миф о вытеснении местных приезжими идет от заблуждения о неизменном объеме работ, — говорит экономист, проректор Российской экономической школы (РЭШ) Максим Буев. — Многим кажется, что приток мигрантов вызывает безработицу, потому что объем доступных работ — фиксированный. На самом деле это далеко не всегда так — в действительности иммиграция может увеличивать масштабы экономики, приводя к созданию новых рабочих мест. Где работают мигранты? В сфере услуг, в отелях, в строительстве. Причем строительство доминирует. Поэтому первый удар от наплыва мигрантов принимают на себя как раз местные строители. По идее, их зарплаты от этого могут упасть, потому что прибыла дешевая рабочая сила. И действительно первый эффект от прибытия мигрантов может быть отрицательным: зарплаты снижаются. Но в целом, поскольку экономика расширяется, расти начинают и зарплаты. Рост экономики перекрывает первоначальный отрицательный эффект от притока мигрантов. В итоге выигрывает не только все население страны, но и конкретный сектор экономики, принявший на себя первый удар, в нашем случае — строительство».

Мигранты создают новые рабочие места, а не поглощают их

Таким же мифом является конкуренция на рынке труда между мигрантами и местными. Потому что на самом деле мигранты конкурируют с мигрантами внутри сегмента экономики, который их принимает. «Я сам слышал от таксиста-таджика, — рассказывает Буев, — как он приехал в Москву искать работу, пошел на стройку, и ему пришлось учить узбекский язык, потому что вся стройка — узбеки. Он хотел выучить русский, а пришлось выучить узбекский. И это наглядный пример, что мигранты в нижней зарплатной нише скорее конкурируют между собой. Да, они выдавливают местных, но не в безработицу, а в более высокие зарплаты. Поскольку экономика увеличивается, для местного населения открывается возможность занимать рабочие места с более высокой зарплатой».

В России вырастет количество мигрантов, работающих водителями

Действительно, представим себе, мигрант приезжает, идет работать на стройку. У него появляются деньги. Он их должен потратить. Но если денег становится больше, то растет и платежеспособный спрос. И вокруг этого спроса создаются новые рабочие места. Потому что этот спрос нужно удовлетворить. У мигранта он гораздо выше. У местного есть жилье, а мигрант нуждается в съемной квартире. Он снимает ее у местных. Следовательно, у тех появляется дополнительный доход. Они получают шанс заняться более квалифицированным трудом и в конечном счете от этого только выигрывают.

Добавить комментарий