В отличие от событий в Сербии 2000 года, Грузии 2003 года и Украины 2004 года в Беларуси не удалось молниеносно совершить задуманный радикальной оппозицией государственный переворот. Хотя она к нему усиленно готовилась вместе со своими западными советниками. Макфол, на мой взгляд, объясняет, что пошло не так. Сценарий состоявшихся после выборов протестов с «коктейлями Молотова» и баррикадами противники Лукашенко писали заранее. Происходившее в последние три дня на улицах белорусских городов не было импровизацией. Те, кто планировал беспорядки, не хотели мирного противостояния. Как выразился Макфол, «для введения санкций со стороны Запада в Беларуси была нужна большая кровь». Ведь когда нет крови, когда протесты быстро затухают, рассчитывать на резкую реакцию в отношении президента Лукашенко не приходится. Но поддать жару до нужного «цветной» революции градуса у противников белорусского режима не получилось. Это пока очевидно.

Юрий Рубинский: Сейчас под вопросом оказалась "американская мечта"

Бывший посол России в Беларуси Александр Суриков называет движущую силу оппозиции — «Белорусский союз молодежи» и так называемый младый фронт, чье руководство базируется в Чехии. «Понятно, что у оппозиции не получается майдана, потому что Лукашенко жесткий руководитель, он выполняет свою линию защиты суверенитета республики», — говорит «Интерфаксу» Суриков.

По сути, об этом же, но с другой стороны баррикад, рассуждает Макфол. Он убежден: пока что причина уличных неудач оппозиции заключается в том, что официальный Минск заранее подготовился к возможному силовому сценарию захвата власти и белорусский ОМОН предусмотрительно занял центральные улицы белорусских городов. То есть власти не совершили тех ошибок, которые привели к революциям в Сербии, Грузии и Украине.

Отмечу другое важное замечание Макфола — в отличие от стран, где такие госперевороты удавались, в Беларуси у оппозиционеров не было мощной организации и достаточной степени координации. Следующий прокол противников главы Беларуси Макфол видит в отсутствии яркого, харизматичного лидера. Тихановскую таковым никто не считает, и прежде всего так думают западные специалисты по «цветным» революциям . А вот фигур, подобных украинскому Ющенко или грузинскому Саакашвили (способных популистскими речами дестабилизировать ситуацию в Беларуси. — Ред.), Макфол не видит. Правда, он замечает: такие фигуры существуют, но они либо находятся за границей, либо сидят в тюрьме.

И наконец, то, о чем Макфол говорит едва ли не как о самом обязательном условии успеха. Процитирую: «Есть такой миф, что демократические процессы — это только улица, оппозиция и т.д. Это один из факторов. Но другой очень важный фактор — практически все время, когда есть успешный демократический процесс, есть раскол нынешнего режима, политический, но особенно между силовиками. То есть происходит разделение силовиков. Я пока этого не видел в Беларуси…»

Отсюда такое настойчивое педалирование в соцсетях новостей о якобы переходе на сторону оппозиции сотрудников правоохранительных органов. Отсюда разочарование экспертов, подобных Макфолу, и их понимание обреченности нынешних протестов. Но вместе с тем в словах американского экс-посла я отчетливо прочитал надежду, что кандидат от Демократической партии Джо Байден в случае победы на президентских выборах в США изменит подход Вашингтона к Беларуси. И вместо нынешней «реал-политик» в отношении Минска предпримет новую попытку отстранить Лукашенко от власти. Макфол ждет консолидации западных государств, в первую очередь европейских, ориентирующихся на линию США, против Беларуси. Первый шаг к этому мы наблюдаем — Польше удалось продавить идею экстренного саммита Евросоюза, посвященного событиям в Беларуси. Он состоится в конце недели. Сторонники его проведения — Польша, Литва, Чехия — не скрывают, что добиваются применения к Беларуси и ее руководителям новых санкций. Пока не ясно, кто в единой Европе готов выступить против экономического и информационного давления на Минск, которое в нынешней ситуации многие в Старом Свете хотят использовать в качестве символа возвращения, казалось, утраченной при Трампе, трансатлантической солидарности.

Майкл Макфол: «Есть такой миф, что демократические процессы — это только улица, оппозиция и т.д.»

На Западе президента Лукашенко воспринимают в качестве символа сближения Беларуси и России. Отсюда желание отстранить его от власти. Сценарий будущих переворотов Макфол подробно очертил — раскол белорусской элиты, создание неприязни между обществом и властью, игра на противоречиях и амбициях тех, кто сегодня находится в тени нынешнего белорусского лидера. Уже не выглядит неожиданным заявление не имеющей управленческого опыта домохозяйки Тихановской во время предвыборной кампании. Она говорила о том, что в случае победы на выборах будет лишь временным президентом Беларуси, после чего освободит место для другого кандидата. Кого именно, Тихановская не уточнила. Но очевидно, что подбором фигуры, способной возглавить «цветную» революцию по рецептам Макфола в Беларуси, продолжат заниматься западные фонды и неправительственные организации. В том числе из числа тех, что работают в республике.

Бывший президент Азербайджана (1992-1993 годы) Абульфаз Эльчибей утверждал: «Президенты не приходят из трамвая». Сегодня противники Лукашенко в Польше, Чехии и Литве, стоявшие за Тихановской, косвенно признали: их нынешний кандидат оказался не в состоянии расколоть местные элиты и силовиков. Поиск следующего, более способного, уже начался…

И ключевые слова здесь: кровь на улицах и раскол элит.

Ещё новости

Добавить комментарий