Игорь Викторович, почему ваш первый личный прием граждан и представителей бизнес-сообщества прошел не в Москве или, например, в Петербурге, а именно в Калининграде?

Игорь Краснов: Почему именно Калининград? Это не имеет какой-то особой подоплеки, не стоит ее искать. В Калининградской области существуют проблемы, которые присущи всем регионам России, но есть и своя специфика.

При этом многие вопросы, с которыми ко мне обратились граждане, требовали незамедлительного решения.

То есть без Генерального прокурора обойтись нельзя было?

Игорь Краснов: Я требую максимальной открытости от прокуроров, в том числе прямого диалога как с гражданами, так и с бизнесом.

Не должно быть формальных отписок. Человеку, который обратился в прокуратуру, нужно разъяснять смысл ответа так, чтобы он остался им удовлетворен. И чтобы эта работа была организована на системной основе, я считаю важным подавать пример своим подчиненным.

Это будет разовый прием?

Игорь Краснов: Безусловно, нет. Я планирую регулярно в таком же формате проводить личный прием граждан и представителей бизнеса и в других регионах России.

И поверьте, эти встречи не будут формальными.

* * *

Сразу после нашего общения с Генпрокурором начался многочасовой прием граждан, на который записались более 20 человек.

Первой на прием пришла вдова ветерана Великой Отечественной войны Антонина Николаевна и очень переживала, что пришла «жаловаться».

У нее еще в 2013 году сгорел дом. В пожаре погиб сын. С тех пор женщина, пережившая войну, нового жилья так и не получила.

«Постоянно ориентирую прокуроров на то, что ветераны войны и их вдовы должны незамедлительно обеспечиваться жильем», — сказал Краснов и продолжил: «Антонина Николаевна, не переживайте, мы вам поможем и сделаем это в кратчайшие сроки».

Не защищайте моих подчиненных. Они должны были с первого раза отреагировать на вашу проблему

На прием пришли люди не просто с проблемами, а с настоящей болью и горем. Например, вдова убитого ровно три года назад калининградского таксиста. Следствие за это время так и не смогло никуда продвинуться, несмотря на имеющиеся косвенные доказательства причастности к этому убийству уже осужденных по другому делу граждан.

«Дело беру под свой конт­роль», — заявил Краснов и поручил подчиненным внимательно изучить уголовное дело и максимально оперативно доложить о результатах. Во время приема Игорю Краснову еще не один раз пришлось вспомнить, что он не только Генпрокурор, но и в совсем недавнем прошлом высококлассный следователь.

Следующая заявительница со слезами на глазах рассказала, что два года назад ее 17-летнего сына жестоко избили на улице. Парень получил серьезные травмы и чудом остался жив. Но уголовное дело сначала вообще не хотели возбуждать, а в этом году расследование по нему приостановили.

«Я вижу, что было сделано по этому делу, как все затягивалось и к чему велось. Это неприемлемо. Я, как Генеральный прокурор, лично обещаю, что мы доведем это дело до логического конца», — заявил Краснов.

Были на приеме и родители тяжелобольных детей, которым положены дорогостоящие лекарства, но которых им почему-то предоставить не могут или не хотят. Еще одна мама сообщила, что приставы списали деньги со счета, на который ей выплатили часть средств материнского капитала. Кроме того, списали деньги с карточки ее дочери-инвалида, на которую зачисляется пенсия.

«На средства материнского капитала нельзя обращать взыскание. На средства ребенка-инвалида тоже нельзя накладывать никакие обеспечительные меры. Эти деньги неприкасаемые», — твердо и жестко сказал Игорь Краснов. «Доведите уже до службы судебных приставов, что социальные деньги неприкасаемы», — обратился он к своему заместителю и начальникам главных управлений Генпрокуратуры, присутствовавшим на приеме.

«А где были работники прокуратуры, когда вы к ним обращались?» — уточнил у пожаловавшейся женщины Генпрокурор. «Они не виноваты, они мне отвечали, что это все приставы сами», — сказала женщина.

«Не защищайте моих подчиненных. Они должны были с первого раза отреагировать на вашу проблему, а не просто создавать видимость работы», — сказал ей Краснов.

«Слева от вас сидит новый прокурор области, не стесняйтесь обращаться к нему напрямую», — успокоил женщину Генпрокурор.

После разговора с тремя сиротами, которые после своего 18-летия уже несколько лет стоят в очереди, но так и не получили квартир, Генпрокурор пообещал, что квартиры они обязательно получат. Он также подчеркнул, что намерен системно разрешить проблему непредоставления жилья детям-сиротам в целом по стране.

Помимо прочего, на приеме поднимались вопросы о лишении инвалидности больного ликвидатора чернобыльской аварии, о невозможности матери-одиночки отдать ребенка в детский сад, о невыплате регионального материнского капитала и нерасселении из аварийного жилья. За помощью к главе надзорного ведомства обратились дольщики.

Отдельную тему поднял один из руководителей поисковых отрядов Калининградской области. Он рассказал, что строители во время прокладки дорог и коммуникаций зачастую не сообщают об обнаруженных останках и захоронениях павших солдат во время Великой Отечественной войны и просто зарывают их или вывозят с мусорными отвалами.

Генпрокурор назвал эту ситуацию недопустимой и озвучил намерение комплексно разрешить вопрос о содействии поисковым отрядам в их работе по увековечиванию памяти павших воинов и патриотическому воспитанию.

Первый итог приема — ни один из пришедших не ушел без положительного ответа Генпрокурора. При этом по всем обращениям граждан Игорь Краснов дал срочные поручения и взял ход их исполнения под личный контроль, закрепив за каждым гражданином право повторно обратиться к нему лично.

После небольшого перерыва работа Генпрокурора продолжилась — он встретился за «круглым столом» с представителями бизнес-сообщества, на котором присутствовал и губернатор Калининградской области Антон Алиханов.

Предприниматели озвучили общую просьбу российских бизнесменов о продлении моратория на проверки бизнеса до лета следующего года.

«Я вас услышал и поддерживаю», — сказал Краснов. По его словам, за время пандемии поступило почти 500 тысяч заявок на проверки от контролирующих органов, что на 200 тысяч больше, чем в прошлом году. «Конечно, бизнес должен заниматься бизнесом, а не отчитываться постоянно перед многочисленными проверяющими. Наша задача — уйти от административных барьеров и так называемых серых проверок», — подытожил глава надзорного ведомства.

Пожаловались бизнесмены и на конкретные проблемы, которые у них возникали в период пандемии и возникают сейчас. По итогам встречи Игорь Краснов поручил помочь предпринимателям и по всем изложенным фактам принять необходимые меры прокурорского реагирования.

Уже после приема граждан Игорь Краснов рассказал обозревателю «РГ» об интересном факте из семейной биографии.

«У меня дед здесь воевал, участвовал в штурме Кенигсберга, получил ранение в сердце, но выжил и так с осколком от ранения и прожил. Я не мог не почтить его память и память всех павших на этой земле советских воинов», — сказал он.

Именно поэтому визит Генпрокурора начался с возложения венков к памятнику 1200 воинам 11-й Гвардейской армии — братской могиле воинов, погибших при штурме города и крепости Кенигсберг в апреле 1945 года, а закончился возложением цветов к мемориальному камню советским воинам, павшим при взятии особо укрепленного немецкого «Форта № 5».

Ещё новости

Добавить комментарий