Михаил Кандауров: Виртуозность – это свобода от стереотипов — odnoklassniki-jl.ru

Сегодня наш корреспондент беседует с балалаечником-виртуозом Михаилом Кандауровым, который несмотря на свой молодой возраст, делает большие шаги в мир музыки и театра. Перспективный исполнитель, который с помощью классической балалайки и компьютерных технологий делает музыкальное шоу сегодня в нашей рубрике Musecube-знакомства рассказывает о том, как пришел в профессию, оказался в Москве и чем планирует удивлять зрителя в ближайшей перспективе.

— Михаил, здравствуйте. Вы родом из Евпатории, что явилось толчком переезда Москву?

Я в 2019 году окончил Воронежский институт искусств. Дальнейших перспектив в этом городе для себя не видел. Это была работа либо в музыкальной школе, либо в оркестре, такого пути я для себя не хотел. Я вернулся в Крым, там работал уличным музыкантом. А потом в конце сентября — это было спонтанное решение, уехал в Москву. Наверное, просто захотелось изменить жизнь к лучшему, попробовать себя в новом городе, надеялся на какие-то возможные варианты и перспективы.

— Какие-то амбициозные были планы?

Да, в мыслях. А в действительности всё получилось куда скромнее.

— А с чего начался Ваш творческий путь в Москве?

Начался прозаично! Я работал курьером, в дальнейшем попал в IT-сферу, а уже оттуда, по удивительному стечению обстоятельств, оказался в театре «Школа современной пьесы». Это было перед самым Новым годом, точнее на Рождество, и я расцениваю это событие как новогодний подарок свыше. С этого момента, 24 декабря, пожалуй, и начался мой настоящий творческий путь в Москве. В театре.

— Когда Вы работали курьером и в IT-сфере, Вы наверняка продолжали заниматься музыкой?

Да, я каждый день, чтобы не потерять форму, занимался, и какое-то время я выходил, пока позволяла погода играть на улицу — на Кузнецкий мост и играл в метро.

— Вы когда-нибудь играли в ансамблях, оркестрах?

Да, начиная с музыкальной школы, у нас был прекрасный оркестр детской школы искусств — я люблю вспоминать это время. В дальнейшем играл в разных ансамблях, в оркестрах, в каких-то коллективах. Но, признаюсь, сольная работа мне нравится больше.

— Почему?

Таким образом, мне не приходится идти с кем-то на компромисс, и я могу выразить себя в полной мере, пытаюсь это делать каждый раз. Быть разным для слушателя, иногда импровизировать, добавлять что-то новое в программу.

— Вы с детства занимаетесь балалайкой?

Да, балалайкой я занимаюсь с 8-ми лет. Изначально я пошёл учиться игре на фортепиано, но уже спустя год я попал на концерт оркестра русских народных инструментов. Мне очень понравился инструмент, меня заинтересовал педагог и, таким образом, я стал учиться на двух отделениях — на фортепианном и народных инструментов. В дальнейшем – когда нужно было делать выбор основного инструмента – я решил остановиться на балалайке, уж очень она привлекала мой интерес и я видели в этом простом, на первый взгляд, музыкальном инструменте огромные скрытые возможности. И ни разу не пожалел о своем выборе, хотя почти каждый день я продолжаю играть и на фортепиано.

— Ваш способ игры на балалайке – особенный. Даже не сразу понимаешь, какой инструмент слышишь. В своей игре Вы используете различные стили. Как пришли к такому выбору, как вообще складывается выбор стиля?

Когда я учился в институте, был такой момент — конец третьего курса, мне в руки попал гитарный процессор эффектов. Он меня очень заинтересовал, и я помню, что тогда побежал в магазин, купил простенький звукосниматель, приклеил его к балалайке и стал для себя открывать совершенно новый мир звуковых эффектов. В общем-то, в своей игре я использую всего два эффекта — ими пользуются и вокалисты, и музыканты. Это reverb и delay. Ничего сверхъестественного я не применяю.

Reverb — это эмуляция пространства, а delay — это задержка сыгранной ноты, когда она повторяется через какое-то время. В каждом пресете, для каждого произведения, я меняю эти конфигурации, что в итоге дает такое особое ощущение, и создает в звуке балалайки некий магический эффект.

— Вы сами готовите эту конфигурацию, записываете пресеты?

Конечно, это часть моей работы, я отдаю этому время на репетициях.

— Вы делаете пресеты в специальной программе?

Я использую процессор эффектов TC electronic m3000, который позволяет очень гибко настраивать различные конфигурации. Изначально, я руководствовался опытом известного балалаечника Алексея Архиповского, который одним из первых пришел к этому открытию, начал использовать студийные эффекты в игре на балалайке Можно сказать, что я следую его примеру и развиваю это направление дальше.

— Скажите, пожалуйста, в афише театра ШСП Вы называетесь балалаечник-виртуоз. А что, по вашему мнению, отличает обычного музыканта-исполнителя от исполнителя-виртуоза?

Наверное, какой-то определенный опыт, исполнительская свобода, отсутствие ограничений в игре. Если хотите – свобода от стереотипов. Есть несколько стадий обучения классического музыканта: сначала музыкальная школа, затем колледж или у кого-то училище, потом консерватория или музыкальный ВУЗ, аспирантура. Плюс участие в конкурсах, фестивалях, концертах. Все это создает необходимую базу для музыканта, чтобы он чувствовал себя свободно, а свой инструмент ощущал как часть себя. Только это, на мой взгляд, создает виртуозность в любом деле, в том числе в исполнительском мастерстве.

— Для своих номеров Вы используйте различные аранжировки, Вы их сами готовите?

Да, я делаю аранжировки. Свою сольную программу я формирую из произведений Алексея Архиповского, иногда создаю свои аранжировки на его композиции. Часть репертуара – это аранжировки известных произведений для балалайки, в том числе классические, а часть – мои собственные произведения. Я пишу музыку и стараюсь, чтобы эта часть моих концертов становилась больше.

— Нет ли такой идеи, сделать оригинальную обработку классических композиций Бетховена, Моцарта, Шуберта, например?

Время от времени такие идеи появляются, но здесь нужно учитывать специфику инструмента, при том, что балалайка — это богатейший инструмент по возможностям правой руки, огромное количество видов техники, плюс тембральные краски инструмента, которые позволяют создать очень интересное звучание. Струна — это гибкая субстанция, с которой можно работать и работать, и играешь какое-то произведение в 100й раз, в 500й, и она каждый раз звучит по-разному.

— Вы играете в спектаклях в театре «Школа современной пьесы». Расскажите о своей театральной работе. Вам нравится играть со своими партнерами по сцене?

Я очень благодарен судьбе за то, что она привела меня на работу в театр. Конечно, для меня это нестандартный опыт, потому что, как правило, путь академического балалаечника стандартизирован. После окончания ВУЗов ребята или преподают, или играют в каких-то оркестрах, ансамблях народных инструментов. Сейчас этот путь усложнен огромной конкуренцией, поэтому многие народные музыканты не находят себя в этом деле и вынуждены менять профессию. И я ведь ее чуть не сменил, когда работал в IT (смеется).  Это какое-то удивительное стечение обстоятельств, что так в моей жизни сложилось, и я попал в театр.

— Расскажите, пожалуйста, о постановках, в которых вы принимаете участие?

На сегодняшний день, я участвую в двух спектаклях. Первый спектакль — это «На трубе». Визитная карточка Школы современной пьесы. В финальной части спектакля я выхожу на сцену и играю сам себя – балалаечника, который выступает с сольным номеров в ресторане «Оливье». Второй спектакль — «Фаина. Эшелон», премьера прошлого сезона. Это особенный спектакль, очень камерный, в нем задействованы всего две актрисы – Елена Санаева и Татьяна Циренина. Звук балалайки – единственное музыкальное сопровождение спектакля и там у меня есть возможность импровизировать, что-то менять по ходу пьесы, опираясь на ощущения и то, как ведет спектакль главная героиня. Это большая и интересная работа: я играю собственные произведения, что-то из репертуара Архиповского, что-то играю по партитуре.

— Как семья относится к вашему творчеству. Поддерживает ли вас?

Так сложилось, что из родных у меня остался только старший брат. Он очень меня поддерживает. В начале пути мне очень помогал со всем: с оборудованием, как-то меня курировал, направлял. Я ему очень благодарен. А сейчас рядом со мной моя новая семья – мой театр «Школа современной пьесы». Тут работают удивительные, очень теплые и близкие мне по духу люди. Кстати, скоро 30 октября будет мой сольный концерт, приходите, послушайте. Надеюсь, что останетесь довольны.

 

 

Любовь Гайворонская специально для Musecube

Фотографии предоставлены пресс-службой театра «Школа современной пьесы»

Ещё новости

Добавить комментарий