Кинозалы Рф открываются путешествием в неслыханное — odnoklassniki-jl.ru

Огромные Экраны, но не Огромное Кино. С сиим придется еще мало подождать — пока угомонится ситуация на главном кинорынке мира — южноамериканском. Пока там тоже не раскроются кинозалы — чтоб смогли в конце концов пройти при положенном шуме и блеске премьеры основных кинофильмов года.

Джоан Роулинг: Пусть мои дочки будут как Гермиона, а не как Пэнси Паркинсон

А пока в ход пошли картины второго ряда. Нередко хорошие — но рядовые, без погон и медалей. В Рф — сходу две о различных звериных ("Лесси. Возвращение домой", "Отыскать панду") и две о экзотичных путешествиях: "Хеппи-энд" и "#яздесь". О звериных разговор впереди, о "Хеппи-энд" "РГ" уже писала, побеседуем о франко-бельгийской картине "#яздесь".

Определения, ухватки и приемы нашего онлайн-общения все почаще стают языком новейшего кино — вот и природу этого кинофильма режиссера Эрика Лартиго просто распознать уже по наименованию. Еще вчера для среднеарифметического человека оно звучало диковато, сейчас его усвоют малыши возраста #гули-гули. Кинофильм о том, как виртуальные образы, которые мы для себя воображаем, безжалостно расползаются с прозой действительности.

Но это вы поймете поближе к концу. А поначалу нам наметят нехитрый быт шеф-повара сельского ресторана в Стране Басков, его сложные дела с отпрысками и его подростковое увлечение SMS-перепиской с кореянкой по имени Су. Масштабы того, что навоображал немолодой шеф, в душе ловелас, тяжело предугадать, но в нем взыграл романтик: ему приспичило лететь к кореянке через полпланеты, чтоб посмотреть на цветение сакуры. Он оставит ресторан на попечение отпрыской и сядет в самолет помолодевшим.

Фото: kinopoisk.ru

Но кореянка Су его не встретила в аэропорту, как обещала, и романтичный обед в Сеуле очевидно не состоится. Зато для создателей кинофильма вступят в действие силы совершенно другого порядка. Я думаю, сам план родился оттого, что они слетали в Сеул и остолбенели. От его неслыханной в Европе архитектуры. От его рынков, где продается все, что бегает, летает и плавает. И до этого всего от умопомрачительного сеульского аэропорта, о котором создатели слагают форменную кинопоэму. Они не способен оторваться от его экстерьера в стиле межзвездного линкора и от его интерьеров, где можно плутать, как в Диснейленде дальнего XXII века. По другому я не могу разъяснить тот факт, что прилетевший в Сеул адекватный, хотя и слегка вздрюченный французский гражданин застрянет в аэропорту на несколько ночей, вроде бы надеясь на возникновение его Су. Он будет спать на вокзальных лавках и перезнакомится со всеми жителями порта от сострадательной уборщицы до баскетбольной команды, коллег-поваров и озадаченной правоохранительных органов. Он станет местной знаменитостью, и его будут штурмовать телеканалы, разнося по стране известие о неутешном французском хахале.

Зритель, естественно, придет в недоумение от такового безумия и будет спрашивать себя, почему бы добропорядочному мсье не осознать, в конце концов, что Су его глупо кинула, и не спасти остаток отпуска визитом в роскошный Сеул. Разъяснение все то же: создателям весьма приглянулся неслыханный аэропорт — о нем можно снимать отдельный кинофильм, что они и сделали. В его гигантских интерьерах они покажут и захватывающую дух икебану, и головокружительные виртуальные миры, куда попадают счастливцы пассажиры, и выступления быстрых корейских групп, и даже сам герой даст несколько танцевально-спортивных представлений, пока не окажется под колесами лайнера в момент высадки. Аэропорт им очевидно должен: он практически стал основным героем картины, и сейчас зритель не заснет, пока не увидит это волшебство воочию. Может быть даже, что перед нами наилучший из образцов product placement — сокрытой рекламы, ставшей предметом целого кинофильма.

Студия имени Горьковатого поведала о собственных планах на будущее

Но волшебство и в том, что это не вызывает протеста. Мы получили туристский фильм-путешествие в духе телеканала "Жива планетка", который оставит хорошее послевкусие. И снова удостоверились, что мир полон отзывчивых людей, неплох многоцветьем красок, а вот новенькая эра победившего виртуала, в какой мы сейчас живем, каверзна собственной иллюзорностью. Мы относимся к строкам и образам, возникающим на дисплее телефона, как к азартной игре, где любые авантюры доступны и легки, — но, материализовавшись, эти образы обрушат на нас прозу жизни, а воздушные принцессы, сотканные из воображения, станут озабоченными дамами со своим жестоким бытом и детками. Кинофильм даже подпустит подобие эфемерной восточной философии нунчи — "узкого искусства предугадывать мысли и поступки остальных", которым европеец типо не обладает, хотя отлично понимает под именованием интуиции. Но герой верен собственной роли землянина на Марсе и послушливо числит нехитрую философию в ряду местных диковинок вроде аэропорта.

Фото: kinopoisk.ru

Ветеран актерского цеха Ален Шаба, играющий рискового Стефана, владеет основным для такового кино талантом — абсолютной органикой, умением обжить самую одичавшую ситуацию и создать ее применимой. Потому сюжетные натяжки принимаешь как условность компьютерной игры, где все препятствия по твоему мановению рассыпаются, расстояния исчезают, скрытое становится видимым, а у тебя в припасе семь жизней.

1 августа данной картиной кинозалы вступают в новейшую постпандемическую эру, неуверенно открывая свои двери публике и пытаясь осознать, остался ли у нее аппетит глядеть кино. Огромные премьеры приберегаются для момента, когда разгон будет уже взят.

Ещё новости

Добавить комментарий