Что лишь не натерпелись главные героини за наиболее чем столетнюю историю существования кино: их переодевали в латекс, заставляли обнажаться и худеть. Сейчас, когда дамы отвоевали свое право на суровые драматические роли и высококачественные комедии, мы вспоминаем все этапы огромного пути.

Как выйти замуж за миллионера

1-ые пробы вывести дам из тени парней и показать по-настоящему живую и увлекательную героиню были предприняты в 60-х годах, когда в воздухе запахло сексапильной революцией и мыслями феминизма. Правда, стать на сто процентов независящими дамы как и раньше не могли: общество все еще не приветствовало карьеристок, потому поиск обеспеченного супруга виделся для почти всех единственным шансом преуспеть в жизни. Если основная героиня и работала, то, обычно, в сфере утехи: танцовщицей, певицей либо актрисой.

Основной эталон беззаботной леди – Мэрилин Монро и практически вся ее фильмография и личная жизнь. В кино она, обычно, выбирала роли ветреных и недалеких женщин, которые нередко влюблялись и были готовы на прибыльный брак не по любви.

«Я встретила того, кого находила. У него миллионы, очки и яхта», – гласит героиня Мэрилин в культовой комедии «Некие обожают погорячее».

Энтузиазм к Мэрилин подогревался не только лишь благодаря ее сексапильности, да и бессчетным романам, которые сами напоминали богатые на интриги сценарии. Ее дела с известными современниками (посреди которых и президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Джордж Кеннеди), умение вести себя и смотреться вызывающе публично заставляли обычного зрителя ставить символ равенства меж экранной женщиной и жив Монро. 

И хотя все мы любим Мэрилин, для феминисток она стала истинной неувязкой: актриса не смущалась намекать на тупость дам и их желание добиваться всего при помощи наружности.

Смягчить образ глупышки, падкой на средства, попробовали при помощи вида Холли Голайтли в «Завтраке у Тиффани» 1961 года. Если Мэрилин Монро передавала свою сексуальность всюду: на дисплее, в журнальчиках и в личной жизни, – то Одри Хепберн веровала в таинство красы и заместо мини и декольте выбирала темное закрытое платьице и нить жемчуга.

Холли завлекает парней благодаря собственному неугасающему оптимизму и чудаковатости. Она цинично встречается с богачами ради средств, но от всей души мучается, когда любимый уезжает от нее в другую страну.

«Мне кажется, я произвела на тебя воспоминание вертихвостки либо просто дурочки.  Я не возражаю. Время от времени весьма прибыльно смотреться дурой», – гласит Голайтли собственному новенькому знакомому Полу, снова же отвешивая реверанс в сторону шовинистского восприятия «безупречной девицы». Тем не наименее, попытка раскрыть внутренний мир дамы и отвести ее от стереотипной роли «содержанки» засчитана.

Роковая краса

Роковые красотки 80-х и 90-х годов тоже готовы были применять все свое притягательность, чтоб заполучить хотимое. Но в отличие от героинь Мэрилин и Одри к сверхсексуальной наружности добавился прохладный рассудок, который вступил в схватку с мужским разумом. В конце концов-то дама оказала сопротивление мужчине, пусть не при помощи орудия, но ума.

Очередной элемент вида – неотклонимый налет сумасшествия. Кажется, лишь так можно разъяснить хладнокровие, смелость и беспощадность таковых женщин.

Общество не оправдывает поведения этих распутниц, но попутно и винит парней, связавшихся с ними: они или изменяют супругам (как Майкл Дуглас в «Роковом влечении», Том Скеррит в «Ядовитом плюще» и Уильям Дефо в «Теле как улика»), или вступают в дела с замужними дамами (как герой Ричарда Гира в «Окончательном анализе»).

Самый возлюбленный кинофильм данной нам эры – «Главный инстинкт», который сейчас именуют одной из самых сексистских лент. Не последнюю роль в этом сыграли ноги Шэрон Стоун, богатство эротики и насилия. 

Означает, война

Дама-воин, ставшая героиней телесериалов и кинофильмов конца 90-х, – это продвинутый вариант соблазнительницы: она не только лишь сексапильна и умна, но на физическом уровне подготовлена ко встрече с мужиком. На поле битвы такую красотку выводит, обычно, жажда приключений либо месть. Зена (Люси Лоулесс в телесериале «Зена – царица воинов»), Лара Крофт (Анджелина Джоли в 2-ух частях одноименного кинофильма), Никита (Пета Уилсон в телесериале «Ее звали Никита»), Селин (Кейт Бекинсейл в «Другом мире»), Элис (Милла Йовович в «Обители зла»), Дама-кошка (в выполнении Холли Берри), Электра (Дженнифер Гарнер) сознают свою исключительность и готовы в одиночку биться со злодеями – таковая миссия ранее возлагалась лишь на парней, дамы же в боевиках либо триллерах обычно отсиживались в сторонке в ожидании, когда же им придут на помощь. «Дева в неудаче» – конкретно так называет это явление канадский медиакритик Анита Саркисян, критикуя образ немощной и безвольной героини компьютерных игр. Это определение справедливо и для кино.

Правда, став посильнее, дамы не закончили быть объектом сексапильного желания. Продюсеры наряжают воительниц в латекс, декольтированные кольчуги и облегающие штаны. А большая грудь, упругие ягодицы и длинноватые волосы идут призом практически ко всем героиням приключенческих саг. Не много того, что бюст никак не помогает бежать, когда необходимо изловить правонарушителя, а кожаные корсеты не содействуют удачному финалу схватки с противником, такие красотки к тому же пробуют укрепить стереотип, что дама обязана смотреться отлично постоянно: и в пылу схваток, и при встрече со злодеем, и в секунду до смерти.  

Иная очевидная ошибка таковых лент – в зрителе укрепляется вера в то, что меж наружностью и внутренним миром существует неразрушимая связь: девицы, надлежащие принятым в обществе эталонам красы, несут добро, а плохо одетые и не следящие за собой дамы – это колдуньи либо преступницы, ненавидящие весь род человеческой.  

Только единицам удается биться со стереотипным образом женщины-воина в кино. Один из наилучших примеров – Темная Мамба в 2-ух частях «Уничтожить Билла». Непременно, Мозга Турман в данной нам роли остается одной из самых сексапильных мстительниц в синематографе, но благодаря очарованию и игре, а не вызывающим костюмчикам и сценам соблазнения.

Очередной вариант твердой героини, лишенной всяческих сексапильных аксессуаров, – это Лисбет Саландер из кинофильма Дэвида Финчера «Женщина с татуировкой дракона». Актриса Руни Мара ради данной нам роли ушла в гранж, перекрасившись в брюнетку и отрезав волосы, обесцветив брови, сделав пирсинг и очень похудев. В Лисбет не осталось ничего от шаблонной женской красы: девушка-хакер, она не желает нравиться парням, держится грубо и цинично. Одно стращает – уходя от гендерных стереотипов, Саландер практически преобразуется в андрогина без рода и пола.

Еще посильнее разрыв шаблона происходит в современных молодежных сагах: Эвердин Китнисс (Дженнифер Лоуренс в «Голодных играх»), Трис (Шейлин Вудли в «Дивергенте»), Кларисса Фрэй (Лили Коллинз в «Городке костей») еще далее отходят от стереотипных красоток в кожаных костюмчиках, представляя практически girl next door со своими сомнениями по поводу корректности избранного пути и ординарными человечьими желаниями.

Секс и ничего излишнего

Сексапильная революция произошла в 60-х годах прошедшего столетия, а до кинозалов докатилась только в конце 80-х. Поначалу это была просто прекрасная картина: в культовых «9 1/2 недельках», «Роковом влечении», «Одичавшей орхидее» секс просто существует как факт – без осуждения и разъяснения. Тут партнеры рады заниматься им круглые сутки и приходить к оргазму сразу. Тщательно изучить это явление отважились телесериалы тех лет: «Друзья», «Беверли Хиллз: 90210», «Мелроуз Плейс». Моника Геллер (в выполнении Кортни Кокс) и Рейчел Грин (Дженнифер Энистон) из «Друзей» – обычные представительницы собственного поколения, вольные от предрассудков, но все еще чувствующие давление патриархального общества. Они удачно строят карьеру, параллельно смотрят за домом и встречаются с различными мужиками: некие из их романов продолжаются всего одну ночь (то есть темное время суток), а остальные растягиваются на всю жизнь. А так как это все-же комедия, все подается в нарочито юмористическом тоне. Так, Моника опосля ночи, проведенной с молодым Итаном, заявляет: «Какой кошмар! У меня был секс с человеком, который ещё не родился, когда я уже носила лифчик».

Вообщем, подобные пробы скрасить неудобные моменты объяснялись просто: сценаристы и сами не знали, как говорить о случайном сексе, смене партнеров и любовных колебаниях собственных подопечных. Потому под конец «Друзей» три главные героини стали мамами и остались с мужиками собственной мечты.  Дамы вновь оказались загнанными в ловушку обычных ценностей с комфортным семейным гнездышком и возлюбленным супругом под боком.

«Секс в большенном городке» дозволил разглядеть больше вариантов хэппи-энда для дам. Четыре героини (что принципиально: это уже не дети и не выпускницы вузов, а состоявшиеся дамы за 30) и четыре модели поведения. Кэрри Брэдшоу (Сара Джессика Паркер) сконцентрирована на творчестве и поиске безупречного мужчины, Саманта Джонс (Ким Кэтролл) охотится на мужчин и совсем не представляет себя в длительных отношениях, Шарлотта Йорк грезит о семейном комфорте, а Миранда Хоббс (Синтия Никсон) – принципиальная карьеристка. В телесериале не осталось запрещенных тем: секс дискуссировался и практиковался. А дамы, подобно мужикам, не страшились собственных желаний и умели различать секс от любви.

Иной принципиальный пункт: еще в самом начале шоу сценаристы выудили страшную для общества тенденцию ко всеобщему похудению и культу героинового шика. Потому героини телесериала всеми методами стараются вышибить из головы зрительницы идея о недовольстве своим телом, дальним от модельных эталонов.

«Что я думаю о нас и о моделях? Я думаю, что это прискорбно, что четыре прекрасные дамы пасуют при виде скелетов!» – гласит в одной из сцен Кэрри своим подругам.

Но уйдя от стереотипной роли зашоренной домохозяйки, сериал все равно не сумел на сто процентов избавиться от шаблонов: в нем дамы безоговорочно обожают шопинг, решают препядствия при помощи советов подруг и употребляют красноватую помаду и высочайшие каблуки, чтоб увлечь парня.    

Пока в Америке крутили «Секс в большенном городке», в Великобритании набирал популярность парадокс Belle De Jour. Показавшийся в 2003 году блог анонимной девицы говорил обо всех таинствах работы элитной путаны, что вызвало необычный резонанс у обитателей Туманного Альбиона. Позднее выяснилось, что создатель дневника – одна из преподавательниц престижного английского института, что еще более подогрело энтузиазм к данной нам истории, потому один из каналов взялся за экранизацию. В главной роли Ханны Бакстер выступила Билли Пайпер: откровенная, привлекательная, а основное – соблазнительная. Встречи с клиентами для нее не попросту метод заработать (и конкретно заработать, а не выжить), да и стать независящей от парней в вещественной и сексапильном плане. 

«Почему я занимаюсь сиим? Я люблю секс, я люблю средства, я понимаю, вы не поверите, что секс доставляет мне наслаждение, но это так. И что мне вправду нравится – это быть боссом самой для себя», – рассуждает она в шоу «Потаенный ежедневник девицы по вызову».

Вне сомнения, тема проституции в телесериале преувеличена: она мыслится как обычная профессия, вместе с медиком либо барменом. И все таки конкретно таковым методом создатели пробуют донести до девицы идея, что счастье зависит лишь от нее, а не от успешного замужества либо публичной похвалы. Сама Ханна практикует разные варианты: секс на одну ночь (то есть темное время суток), долгие романы и одиночество. И в конце телесериала покидает всех парней ради того, чтоб разобраться в том, чего же ей вправду охото в жизни.

Время для шуток

Принято считать, что мужской юмор различается от дамского. Мужчины шутят о политике, сексе и туалетных темах, а дамам остаются котики, собачки и старенькые добрые шуточки о отношениях меж полами. Такое мировоззрение полностью разумно, если учесть, с каких комедий сначала нулевых начинали будущие звезды, беспечно культивировавшие образы глупышек, неудачниц, зануд и истеричек. Риз Уизерспун пробудилась известной опосля роли доверчивой «Блондиночки в законе», Аманда Сейфрид узнавала погоду, советуясь со собственной грудью в «Плохих девчонках», Айла Фишер растрачивала крайние сбережения в «Шопоголике», Джиннифер Гудвин в комедии «Обещать – не означает жениться» без конца висела на телефоне и истязала знакомых расспросами, почему юноша ее бросил.

Эти киноленты исказили настоящую картину жизни, навредив как дамам, так и мужикам, которые в схожих комедиях играют пластилиновых Кенов, согласных со всеми капризами и безропотно выслушивающих всякую ересь из уст собственных пассий.

Решение препядствия вновь находится в телесериалах. Героини в их не только лишь употребляют шуточки на порядок выше, да и кидают вызов всем стереотипам красы: чтоб смеяться, не нужна модельная наружность. Индианка, встречающаяся с кучей белоснежных мужчин, – Минди Каллинг из «Проекта Минди». Женская кутузка с девицами всех рас, сексапильных предпочтений и преступных историй – добро пожаловать в «Оранжевый – хит сезона». Девственница и пышка из «Девчонок», рассуждающие о сексе, – современная версия «Секса в большенном городке» от Елены Данэм.  Крайняя, к слову, раздражает престижных критиков не только лишь неумением одеваться для бардовых дорожек, да и излишним весом. И если еще 10 годов назад Елену бы и близко не подпустили к работе в кадре, сейчас очень естественная дама  – это новейший тренд. В комедиях для их тоже нашлось пространство. Мелисса Маккартни («Копы в юбках»), Ребел Уилсон («Холостячки», «Безупречный глас»), Никки Блонски («Царский размер») не страшатся шутить над излишними килограммами и параллельно хохочут над подругами, дрожащими над каждым куском тортика.

Современная дама

Дамы отстояли любой сантиметр собственного тела: эротика, которой хватало в 90-х, в кино сейчас употребляется в самых последних вариантах. Девицы как и раньше обожают высочайшие каблуки и недлинные юбки, но все почаще делают это себе, а не для карьерных высот либо вербования самца.

Потаенная война с мужиками как и раньше ведется по всем направлениям, и дамы любой год осваивают новейшие места и профессии: космос (Энн Хэтэуэй в «Интерстелларе»), политику (Керри Вашингтон в телесериале «Скандал»), суровую журналистику (Эмили Мортимер в телесериале Newsroom).

Кинобизнес ведает историю сотворения мира на новейший лад, в каком Ева – это не ребро Адама, а настоящее существо. Это эпоха ремейков старенькых кинофильмов с дамским ведущим составом, как это изготовлено в «Охотницах за привидениями», телесериале «Бэтвумен» и остальных. Это восхваление храбрости и силы дамы, которая может войти в пылающую избу и выпрыгнуть из потерпевшего трагедию галлактического корабля, как Сандра Баллок в «Гравитации». Это, в конце концов, киноленты вроде «Плотоядных птиц», «Капитана Марвел» и «Волшебство-женщины», в каких показано, что и супергеройство — не льгота парней.

Ещё новости

Добавить комментарий