Как одна дама сделала «прекрасную революцию» в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии): Мода Аллы Левашовой — odnoklassniki-jl.ru



Русская мода ассоциируется у почти всех из нас с жестокими запретами и внушающим угнетение ассортиментом магазинов, недостатком и фарцовщиками, в наилучшем случае — со стуком швейной машины за стенкой. Но были в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и даровитые дизайнеры, мечтавшие переодеть соотечественниц в прекрасные и комфортные наряды. Одной из важных фигур русской моды была Алла Левашова — дама, изменившая всё.


Алла Левашова и логотип СХКБ, разработанный Мишей Шварцманом.

Алла Левашова родилась в 1918 году, в творческой столичной семье — мама художница, сестры и брат также связали свою жизнь с творчеством. В 1914 году Левашова закончила Столичный текстильный институт. Уже в студенческие годы она показала себя профессиональным и деятельным устроителем, реальным фаворитом — по ее инициативе в институте возникло отделение художников-модельеров. Следующие пару лет она дала Столичной оперно-драматической студии имени Станиславского, где служила художником-постановщиком. И, в конце концов, в 1949 году Алла Левашова пришла работать в советскую модную промышленность — Общесоюзный дом моделей одежки.


Платьица от Левашовой.

Там Левашова стремительно достигнула фуррора. Она отлично знала технологии производства одежки, потрясающе обладала кроем, у нее был идеальный вкус, но… сама Алла была недовольна собственной работой. Да, ее проекты появлялись на страничках журналов и на выставках, ее хвалили руководители и уважали коллеги. Ей не приходилось сталкиваться с ограничениями производства и рынка сбыта — и вот это-то и расстраивало Левашову! Дом моделей создавал эксклюзивные коллекции, которые не доходили до широкого пользователя. Обыкновенные русские дамы могли только вздыхать, смотря на фото и картинки, и пробовать воспроизвести увиденное своими силами. Дизайнеры не находили связей с созданием, а создание не торопилось выпускать что-то новое — числилось, что люди могут наслаждаться безликими, скучноватыми вещами из противных телу, блеклых, зато доброкачественных и немарких тканей.


Платьица от Левашовой.

И Левашова начала планировать революцию. Она не желала одевать элиты и оставаться на страничках журналов — она желала поменять советскую моду. Она писала огромное количество статей и писем, при любом комфортном случае, в любом собственном выступлении и даже личном разговоре настраивала, что мода и создание должны слиться — и, естественно же, служить русскому человеку. Она настаивала, что прекрасная одежка делает быт приятнее, а трудовую деятельность — эффективнее, благоприятно сказывается на личной жизни людей и крепости брака (в ограниченной среде приходилось употреблять и такие аргументы!). Она предлагала трехступенчатую систему — изготовка неповторимых экспериментальных образцов, выпуск ограниченных серий и потом внедрение инноваций в массовую продукцию. В этом не было ничего рискованного либо конструктивного — но к подходу Левашовой сначала “на верхах” отнеслись настороженно…


Стильные стеганые пальто.


Пальто от Левашовой воспользовались большой популярностью.

Но в 1962 году Левашова наконец достигнула сотворения Специального художественно-конструкторского бюро Министерства легкой индустрии (СХКБ). Она сама и возглавила его, но реальными “руководителями” бюро были профессиональные дизайнеры-модельеры, умевшие работать в индустрии и отыскивать соглашение меж творческим порывом и настоящим созданием. Рабочий процесс был абсолютно перестроен по сопоставлению с Домом моделей. Был проведен кропотливый анализ производственных способностей компаний легкой индустрии. Применялся способ “одной базы” — на базе 1-го лекала создавались производственные ряды моделей с разной отделкой и паттернами, из различных тканей, с минимальными переменами кроя. Так без значимых жертв со стороны производства возникла возможность обновить ассортимент. В продаже возникли стильные жакеты без воротника, платья-трапеции — в духе Кардена, но с народной вышивкой и кружевом. Большенный популярностью воспользовались болоньевые пальто с декоративной простежкой. Бюро выпустило в создание даже дамские штаны! И, естественно, вечерние платьица — обыкновенные, без изысков, но комфортные и симпатичные.


СХКБ производили даже дамские штаны, чего же ранее русская индустрия не делала.

Алла Левашова одной из первых начала агитировать за создание прекрасной домашней одежки — фабрики начали выпускать наряженные халатики и пижамы с аккуратной отделкой. Она лично занималась разработкой мед формы и рабочей униформы.

СХКБ налаживал международные связи. Благодаря Алле Левашовой, СХКБ официально были переданы некие лекала Dior. Правда, вещи, сшитые по ним, остались в архиве бюро — для русского пользователя их потребовалось бы конструктивно переработать. Совершенно архивы СХКБ поражали воображение — там хранятся тыщи эскизных разработок, макетов, экспериментальных лекал, в том числе лекал французских престижных домов, переданных по договору… Сейчас часть архивов можно узреть на выставках, посвященных русскому дизайну — в крайнее время исследования социалистического наследства стали весьма популярны.


Ветровка с капюшоном и броским принтом.

В СХКБ интенсивно работали графические дизайнеры — разрабатывали фирменные знаки-логотипы и целые фирменные стили, там работал, к примеру, Миша Шварцман — знаковый живописец 2-ой волны российского авангарда. Совершенно атмосфера, царившая в СХКБ, напоминала ту, в какой расцветал российский конструктивизм и супрематизм. Дизайнеры изучали первобытное и народное искусство, спорили, экспериментировали… Естественно, не все их идеи доходили до пользователя — но те, чьи разработки были коммерчески успешны, получали премии. Система поощрения в СХКБ работала так, чтоб у дизайнеров сохранялось желание воплощать свои проекты в жизнь.


Калоритные ветровки от Аллы Левашовой.

Алла Левашова была два раза замужем. Ее детки предпочли искусству и моде остальные сферы деятельности — дочь, Татьяна Осколкова, стала переводчиком, отпрыск, Алексей Левашов, избрал карьеру инженера. Ее мечтой было открыть свой магазин СХКБ, где продавались бы самые достойные внимания вещи — но томная болезнь помешала ей выполнить очередной дерзкий план.

Текст: Софья Егорова.

Ещё новости