Как сейчас живут люди в стране, история которой похожа на притчу о библейских казнях: Непризнанный Сомалиленд — odnoklassniki-jl.ru



Страна, которую не признали даже Абхазия с Южной Осетией, страна обретшая свою многострадальную независимость в итоге кровопролитной штатской войны — Сомалиленд. На данный момент там настали очень тяжёлые времена: война, мор, голод, нашествие саранчи… Жизнь этих людей похожа на историю о библейских казнях. Лишь история эта без конца. А основное, что все эти неудачи в один прекрасный момент постучатся и к нам в дом.

Живут в Сомалиленд, в главном, в купольных хижинах, выглядящих, как постройки из мусора. Люди в большинстве своём зависят от раздачи продовольствия от правительственных и гуманитарных организаций.


Карта Сомали и Сомалиленда.

Сомалиленд является автономным регионом Сомали на Африканском Роге. Он назначил о собственной независимости в 1991 году сначала штатской войны, которая длится по сей денек. Почти все сомалийцы — это бродячие пастухи. Они постоянно путешествовали со своими звериными в поисках самых зелёных пастбищ. Но опосля целого ряда засух в крайние годы скот практически вполне вымер, ну и население практически тоже.


Многомесячные засухи уничтожают регион.

Сомалийцы не ведут учёт годов рождения, они считают их по годам дождиков. Почти все молвят, к примеру, что родились в год biyobadan, что значит «много воды». Убегая из засушливых вымерших областей люди селятся в лагерях для перемещённых лиц. Достояние в данной для нас стране постоянно измерялось размерами стада и тем, скольким вы сможете поделиться с иными. В этом обществе никто никогда не нуждался, люди привыкли помогать друг дружке.


Климат начал изменяться три десятилетия вспять.

Около 30 годов назад климат на Африканском Роге начал изменяться, поначалу медлительно, а потом резко. В 2016 году случилась весьма мощная засуха. Те звериные, которые выжили, вымерли в 2018 году и в следующие засушливые годы. Экономика Сомалиленда сократилась на 70%. Посевы погибли, посреди населения начались эпидемии таковых болезней, как холера и дифтерия. В течение трёх лет со ставших бесплодными земель переселились от полумиллиона до 800 000 человек — это четверть населения Сомалиленда.


Джессика Тирни — эксперт по климату из Института Аризоны в Тусоне, нашла, что регион сохнет резвее, чем когда-либо за крайние 2000 лет. «Если кто-то всё ещё колеблется в изменении атмосферного климата, — произнесла Сара Хан, глава подотделения в Харгейсе Высшей комиссии ООН по делам беженцев (УВКБ), — они просто должны приехать сюда, в Сомалиленд».

А ведь в таком плачевном состоянии регион был далековато не постоянно. Всего 6 годов назад Сомали был вторым опосля Австралии по экспорту овец и главным экспортёром верблюдов. Население процветало. Было развито животноводство, работали дальнобойщики, городские работники, торговцы, грузчики. От берегов страны отходили суда, загруженные продуктами, направляющимися на рынки по всей Северной Африке и на Ближнем Востоке. В хоть какой денек на верблюжьем рынке Харгейсы продавались сотки звериных. Но сейчас суета и шум пропали – там царствуют тишь, пустота и одинокие праздные личности, пьющие чай.


Деревни Сомалиленда вымерли.

По оценкам Глобального банка, к 2050 году 143 миллиона человек во всём мире будут обязаны покинуть свои дома, чтоб избежать последствий конфигурации атмосферного климата. Некие из их, как сомалийцы на данный момент станут ВПЛ (Внутренне перемещенные лица), людьми без надежды на будущее. Уже на данный момент для сотен тыщ сомалийцев, которые бежали от войны, засухи и голода в собственной стране в течение крайних десятилетий, наилучшая жизнь остаётся труднодостижимой.


В таковых хижинах живут люди в Сомалиленде.

Большая часть людей в таковых лагерях — это дамы. Мужчины или остаются в собственных деревнях, или уходят вести войну. Дамам приходится, сталкиваясь со различными угрозами, с рисками подвергнуться насилию, выращивать и воспитывать (Ни одно животное не затрачивает так много сил на воспитание детёныша, сколько на это необходимо человеку для воспитания ребёнка) деток. В стране процветает торговля людьми.


В лагерях для временно перемещённых лиц большая часть дамы и они находятся в возможной угрозы.

Сомали и Сомалиленд неповторимо подвержены климатическим действиям. В Сомалиленде нет рек, люди зависят от эфемерных прудов, которые заполняются и высыхают зависимо от дождиков. Люди лупят скважины, которые необходимо рыть всё поглубже и поглубже, чтоб добраться до воды. В отличие от граничащих с ними государств Кении и Эфиопии, в регионе нет горных районов, которые остаются мокроватыми и злачными, даже когда низменности высыхают. В течение почти всех месяцев нет дождиков. Растения увядают, пруды высыхают, превращаясь в грязюка. Поначалу погибают овцы, потом козы и, в конце концов, верблюды. Как верблюды пропадут, у людей ничего не остается. Они должны будут уйти. Сомалийцам разбивает сердечко погибель их звериных, крах мира, который они знали с юношества.


Кусочек танка повстречать тут на улице — обыденное дело.

Организации по оказанию помощи, включая Детский фонд Организации Объединённых Наций, отмечают, что количество браков с детками возрастает опосля засухи. На Африканском Роге и в большинстве остальных регионов, затронутых негативными переменами атмосферного климата, трудности и обнищание содействуют принятию семьями решений о продаже собственных малеханьких дочерей.

Изменение атмосферного климата подвергает сомалийскую скотоводческую культуру беспримерной трансформации, которая просит конструктивного мышления и нововведений, гласит Сара Хан из УВКБ ООН. Ту же она добавляет: «Я думаю, что наши ответы в главном консервативны. Тут же есть необходимость мыслить неординарно, что к огорчению, пока нет». Министр охраны окружающей среды Сомалиленда, Шукри Исмаил, признаёт, что сомалийцы ухудшили экологию, вырубая деревья для получения древесного угля. Но вот засуха от этого не зависит, а конкретно от неё очень пострадал регион. Индустрии в стране не было и нет.


Люди с ёмкостями для воды выбегают навстречу всем проезжающим машинкам.

Сомалийцы не извлекают никакой полезности из современной промышленной экономики, не имеют доступа ни к каким технологиям. К примеру, Гуд Аадан, которой около 50 лет, произнесла, что 5 раз в собственной жизни ездила на машине. Она никогда не летала на самолёте и не понимает никого, у кого есть кар. Она лицезрела, как люди пользуются мобильными телефонами, но сама никогда не держала их в руках. У этих людей нет полностью ничего. Они просто нищие номады.

Если вы думаете, что это всё очень далековато и совершенно вас не касается, то это совершенно не так. То, что воздействовало на данный момент на Сомалиленд, с течением времени воздействует и на остальные страны. Если так будет длиться далее, почти все страны просто вымрут, остается только выжженная земля. Весь мир должен слиться и начать работать вкупе над решением препядствия конфигурации атмосферного климата. По другому население земли обречено.


Малыши ловят бутылки с водой, которые кидают им время от времени из окна проезжающего кара.

К огорчению, пока препядствия Сомалиленда просто игнорируются. Международные организации по оказанию помощи помогают отчасти только Сомали, при всем этом вполне игнорирую Сомалиленд. Так, будто бы их нет. Такое пренебрежение может стоить очень недешево — весьма почти все люди умрут. У сомалийцев в ВПЛ и лагерях беженцев нет другого метода выжить, не считая как принять муниципальную либо гуманитарную помощь, а такие городка, как Харгейса, с ограниченной инфраструктурой и имеющимися рабочими местами, не могут обеспечить 10-ки тыщ осиротевших скотоводов.

А ведь всё могло бы быть совсем по другому. У Сомалиленда длинноватая, неиспользованная береговая линия, и при наилучшем управлении, инвестициях и обучении бывшие скотоводы могли бы заняться например рыболовством. Остальных можно научить способностям, нужным для городской жизни, к примеру, стать механиком либо электриком. Правительство и агентства по оказанию помощи могли бы направлять ресурсы на сбор дождевой воды, покупая резервуары либо цистерны для сбора осадков в деревнях. Все эти меры, непременно, потребуют еще большего финансирования со стороны интернациональных организаций, таковых как Глобальный банк. Придёт ли помощь на эту многострадальную землю? Вопросец, наверняка, риторический…

Конфигурации атмосферного климата плохо влияют на жизнь людей. Много вреда, к огорчению, несёт с собой сам человек. Прочтите нашу статью о том ради что в наши деньки убили античные артефакты туземцев Австралии, которые были сделаны 46 000 годов назад.

Добавить комментарий