Кто пострадал от репрессий в семье Сталина, и Почему «вождь народов» никогда не вступался за близких — odnoklassniki-jl.ru


Кто пострадал от репрессий в большенный семье Сталина и почему он никогда не вступался за близких.

Стать супругой правителя страны – это ли не выигрышный лотерейный билет для дамы и всей её семье? Далековато не постоянно. К примеру, быть в свойстве со Сталиным означало буквально так же попасть под репрессии, как кто угодно иной.

Сталин был женат официально два раза – на Екатерине Сванидзе, мамы его отпрыска Якова, и на Надежде Аллилуевой, мамы его малышей Василия и Светланы. Когда он пришёл к власти и занял для проживания усадьбу нефтепромышленников Зубаловых под Москвой, родственники обеих жён повсевременно навещали его и его малышей. Не считая того, свёкр и свекровь жили со Сталиным в этом доме. Пару лет картина большенный семьи была фактически идиллической. Детки семей Сванидзе и Аллилуевых игрались совместно и ставили детские спектакли, взрослые собирались за общим столом либо совместно предавались обыденным летним утехам. Нереально было поверить, что эту идиллию можно перечеркнуть одним ударом.

Родные отпрыска Якова


Брат Екатерины Сванидзе Александр по прозвищу Алёша (малыши Сталина называли его дядей Алёшей) был арестован в 1937 году. Три года, пока продолжалось следствие, он переносил – как и все репрессированные – тяготы заключения, без каких-то поблажек. В конце концов ему выдвинули обвинения в шпионаже на Германию и предложили сознаться в обмен на жизнь. Признавшись, он был должен также указать на собственных сообщников. Александр Сванидзе отказался пойти на таковой шаг и был расстрелян в августе 1941 года.


Александр Сванидзе, позирующий в государственном костюмчике.

Супругу Александра Сванидзе, оперную певицу Марию Корона, также арестовали. В 1939 году её приговорили к восьми годам лагерей за то, что она как будто бы скрывала антисоветскую деятельность собственного супруга и вела антисоветские дискуссии. Крайние заключались в том, что она не один раз в кругу близких и друзей резко высказывалась против репрессий. Не считая того, её признали виноватой в подготовке теракта с целью убийства 1-го из управляющих Коммунистической партии и Русского правительства.

Невзирая на то, что Корона приговорили к заключения, в 1942 году её расстреляли – как и почти всех лагерных заключённых в тот год. Тогда же была расстреляна сестра Александра Сванидзе, тёзка его супруги Мария. Её приговаривали к 10 годам заключения по обвинениям, похожим с обвинениями Марии Корона.

Отпрыска Сванидзе, тогда ещё школьника Джонрида, допрашивали в НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР), чтоб получить подтверждения по обвинениям его родителей и тёти. Его не брал к для себя ни один из родственников, но ему подфартило не попасть в детский дом для малышей противников народа – его забрала с собой няня Лидия Трофимовна, старая и весьма религиозная древняя дева, как обрисовывает её Светлана Аллилуева, дочь Сталина. Чтоб прокормить себя и мальчугана, няня хваталась за всякую работу. Но в 1945 году, когда Джонрид стал совершеннолетним, арестовали и его. Поначалу его признали на психическом уровне нездоровым, но позже приговорили к 5 годам ссылки.

В 1957 году Джонрид женился на собственной подруге юношества, Светлане Аллилуевой, но брак не сложился – оба были очень травмированы мемуарами молодости – и продлился лишь два года. Из него вырос выдающийся африканист, спец по экономике африканских государств. Он мучился от шизофрении и погиб в неполные шестьдесят лет, не оставив опосля себя малышей.


Отпрыск Сталина Яков.

Сам отпрыск Сталина Яков отправился на фронт как офицер-артиллерист. Через несколько месяцев попал в плен. Опосля 2-ух лет мотания по лагерям он сделал суицид, бросившись на огораживание под высочайшим напряжением. Его супругу, танцовщицу Юлию Мельцер, арестовали сходу опосля того, как сделалось понятно, что Яков в плену. Она провела в заключении 18 месяцев. Дочь Юлии и Якова Галина стала специалисткой по литературе Алжира и писательницей.

Родные отпрыска Василия


Родственников по крови собственной 2-ой супруги, в браке с которой Сталин провёл тринадцать лет, он, как понятно, длительно не трогал. И всё же семью Аллилуевых не обошли репрессии и связанные с ними неудачи.

Старшая сестра Надежды Аллилуевой Анна была замужем за поляком Станиславом Реденсом, сотрудником НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР). Он изменял собственной супруге, но Анна постоянно отрешалась веровать в то, что её супруг был в состоянии сделать что-то нехорошее – причём как в личной жизни, так и на работе. Реденс был одним из организаторов раскулачивания украинских фермеров, а позднее – репрессий 30 седьмого года.

В 30 восьмом Реденса арестовали и судили. Его признали виноватым в шпионаже в пользу Польши, также в том, что в рамках комплота и по заданию остальных заговорщиков из НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР — центральный орган государственного управления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах, впоследствии преобразован в МВД СССР) он проводил массовые безосновательные аресты и расстрелы русских людей, что лишило СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) кадров. Сам Реденс признал за собой лишь безосновательные репрессии, но отказался признавать шпионаж. В сороковом году он был расстрелян.


Станислав Реденс.

Сама Анна продолжала считать, что в семье прежние, старенькые большевистские дела. В 40 шестом году она выпустила книжку мемуаров, в какой было достаточно много инфы о Сталине. В прессе книжку немедля разгромили, но Анна это, равно как и недовольство Сталина, не смутила. Она собиралась написать продолжение и не скрывала этого. Возможно, оттого в 40 восьмом году немолодую уже даму арестовали «за шпионаж».

Анна вышла на свободу в 50 четвёртом году и 1-ое время вела себя весьма удивительно – у неё были очевидные признаки психологического расстройства. Но потом её состояние намного стала лучше, и она стала активным членом Союза писателей. К слову, была единственной из Союза, кто проголосовал против исключения Пастернака. Здоровье её было подорвано жизнью в лагере, и погибла Анна в шестьдесят четыре года.

Её брат Павел Аллилуев в 30 восьмом году не один раз поднимал в дискуссиях со Сталиным вопросец репрессий в Красноватой армии, из-за которых она лишалась опытнейших офицеров. Он также повсевременно пробовал защитить знакомых офицеров, но, как писала дочь Сталина, если её отец вбил для себя в голову, что кто-то ему неприятель, то уже никогда не менял собственного представления. В том же 30 восьмом году Павел погиб от сердечного приступа в своём кабинете. Его супругу Евгению Земляницыну арестовали в 40 седьмом году по обвинению… в отравлении собственного супруга. Когда эксгумация не показала отравления, её посадили за антисоветскую деятельность и распространение инсинуации в адресок правительства.


Павел Аллилуев погиб в том же году, когда стал интенсивно высказываться против репрессий в Красноватой Армии.

В том же году арестовали её второго супруга Николая Молочникова. Его посадили за «измену родине». Оба они отсидели, благодаря погибели Сталина, семь лет – по другому бы свободы им не видать длительно. Была арестована и дочь Павла Аллилуева – тоже за антисоветские дискуссии. Ах так она вспоминает собственный арест:
«Ночкой пришли, уже мать посиживала, брат меня разбудил и гласит: «Кира, по-моему, за тобой пришли». Они вошли и произнесли: «Вы будете одеваться при нас». По другому я могу себя уничтожить либо что-то упрятать. Я при их оделась, как могла. Они мне лишь произнесли: «Оденьтесь теплее, поэтому что зима весьма свирепая». И по сути весьма была злая зима. Я оделась. Мне произнесли: «Возьмите всё теплое. И возьмите 25 рублей». Это тогда такие средства были, не как сейчас. Я взяла 25 рублей, естественно, у меня сердечко ушло в пятки в полном смысле слова, и меня куда-то повели… Я 5 лет была в ссылке и полгода я была в Лефортове».

Под репрессии попали фактически все подруги и знакомые Надежды Аллилуевой, не считая одной. Климент Ворошилов и его Голда: Единственный из «соколов Сталина», кто выручил супругу от репрессий.

Текст: Лилит Мазикина

Ещё новости