Откровения вокзального опера. «Поездная травма»: запутанная история с обычным концом — odnoklassniki-jl.ru

Прошлый оперуполномоченный ЛОВД, а сейчас практикующий юрист Денис Петров продолжает делиться с нашими читателями историями о собственной службе в 90-е и начало нулевых. Сейчас – история о том, как, чудилось бы, обыденное дело о погибели в итоге «поездной травмы» оказалось не таковым уж и обыденным.

Содержание статьи

    1 Обыденное утро. Такое ли обыденное?2 Это случилось 1 апреля3 И хохот, и грех4 Нежданная встреча5 Разгадка оказалась проще

Обыденное утро. Такое ли обыденное?

Утро выдалось нахмуренным, облачным, и обычный путь от станции до отделения показался Евгению как-то… длиннее, что ли, чем обычно. Может быть поэтому, что настроение полностью соответствовало погоде. Чувство «денька весёлых шуток», невзирая на заверение календаря в пришествии конкретно сейчас данной даты, и беспечного настроения, по идее, сопутствующего ей, никак не наступали. Напряженные дела с женой, ставшие, в крайнее время, быстрее правилом, чем исключением из него, лишили наступивший праздничек обычных ранее смешных семейных розыгрышей, хотя совершенно еще не так давно приходилось быть начеку, чтобы не почистить сутра зубы кремом для рук, не утратить равновесие, делая шаг в приклеенных двухсторонним скотчем к полу рачительной женой башмаках, либо же не найти в принесенной с собой на работу спортивной сумке гантель килограмм на 10. Такие выдумки неугомонной супруги не дозволяли расслабляться и делали этот денек особым и запоминающимся для обоих. Преисполненным неунывающим чувством праздничка, которого, наверняка, так не хватало на данный момент.

Усиленный график работы, введенный приказом по управлению в прошедшем месяце, в связи с «нестабильной криминогенной ситуацией», видимо, просто запамятовали отменить, что безизбежно сказалось на бодрости духа личного состава подразделения, подзабывшего уже, что плодотворные трудовые будни должны чередоваться с выходными деньками, как минимум, пару раз за месяц.

Во всяком случае, так считал трудовой кодекс, ну и бессчетные должностные аннотации и положения о прохождении службы ему, по последней мере, в открытую, не противоречили.

Суета перед входом в отделение позволяла представить, что, невзирая на всеобщую перманентную вялость, рабочий денек уже в разгаре. Во всяком случае, полное количество участвующих в утреннем перекуре лиц приблизительно соответствовало той части личного состава подразделения, что была задействована сейчас в поддержании порядка на местности оперативного обслуживания, согласно графику. Поздоровавшись с сотрудниками – с кем-то за руку, с кем-то кивком головы, некурящий оперуполномоченный преступной милиции Евгений Белов бодренькой поступью следовал к собственному рабочему месту.

– Жень, получи материал! – глас капитана Водякова, оперативного дежурного по отделению, настигнул Евгения в дверях, – для тебя расписали, труп свежайший, поездная травма. Тетка установленная, документы, вещи у меня. Сумочка там, косметика, ключи от квартиры – ничего такого особенного. Постовые на месте труповозку ожидают – часа полтора уже, протокол Самедов оформил, паспорт и сумочку мне передал. Родственникам сказал, подъедут часа через полтора.

– Спасибо, Вань. На 1-ое апреля человек по кускам – самое то…

Евгений быстро пробежал очами по заштампованной бумаге: поезд проходящий, следовавший без остановки, сообщение машиниста, переход жд путей в неустановленном месте, критическое торможение, звуковой сигнал, вовремя предпринятые меры не дозволили избежать и т.д. Все, как обычно. В любом линейном отделении таковых материалов десяток любой месяц. Невзирая на все меры, принимаемые стальной дорогой по запугиванию юзеров электричек, переход жд полотна по кратчайшему пути, а не в предусмотренных для этих целей местах, оставался любимым занятием вечно спешащих пассажиров, размеренно поддерживающим статистические характеристики травмирования на стальной дороге на постоянно высочайшем уровне.

Обычно, в районе станций и платформ, хотя и на перегонах меж ними такие случаи были не редкостью, а с учетом высочайшей скорости составов, тяжесть приобретенных травм и сплетенная с ними летальность, во 2-м случае, была существенно выше.

Это случилось 1 апреля

Да… На первоапрельскую шуточку очевидно не смахивало. Полностью ощутимый материал, телефонограмма, протокол осмотра, паспорт – все истинное; женщина 23 лет, привлекательная полностью, судя по фото… Как тебя так угораздило, милая? Куда ж ты торопилась так, что через пути скакать потребовалось… Вот для тебя и денек радостных шуток. Но от мыслей о непостоянстве судьбы пора была перебегать к функционированию в действительности. Имело смысл съездить на пространство, взять пару разъяснений с работников станции – не столько ради инфы, сколько для солидности материала проверки. Ну и пострадавшую проводить в крайний путь – ну, либо, в этом случае, предпоследний, – подписать сопроводиловку в морг по регламенту полагалось полномочному представителю органа дознания, в данному случае – ему, лицу, осуществляющему процессуальную проверку, а не постовому милиционеру.

Судьба судьбой, но метод действий для схожих ситуаций выверен и прописан в соответственных инструкциях: скорая – установление факта погибели – судебно-медицинский морг для вскрытия и установления обстоятельств погибели. И не нужно мыслить, что нечего здесь устанавливать – поезд переехал на очах очевидцев, да пусть хоть голова разделена от тела. Порядок есть порядок. Может, она от препаратов медикаметозных погибла, а под колеса поезда уже мертвая падала, не достаточно ли что… Позже проверка событий, опрос свидетелей, наличия нарушений в действиях машиниста. Если все по аннотации – отказ в возбуждении дела «за отсутствием состава злодеяния». Если что не так, то… Хотя чтобы было «что не так» в действиях машиниста – вариант необычный.

Понятно ведь, что поезд приостановить на скорости, даже маленький – вопросец не 1-го 10-ка метров. Потому, если не по переходу шел – сам повинет. В этом случае разъяснение с машиниста возьмет инспектор по технике сохранности участка дороги на конечной станции, они же проведут свою проверку и заключение передадут в ЛОВД, для приобщения к материалу.

– Жень, материал по бабе для тебя расписали? – глас, прервавший размышления Евгения, принадлежал другу по кабинету. Его владелец, оперуполномоченный ОБППГ (отделения по борьбе с криминальными посягательствами на грузы) Андрюха Васильев, отзывавшийся, под настроение, на прозвище Арбуз, возник на пороге, с видом задумчивым и суровым, так же, как и все другое сейчас, не вписывающимся в формат ветреного праздничка, – подойди в дежурку, там постовые с докторами по рации ахинею какую-то несут. Молвят, она – мужчина.

Вот так начало денька… Дежурный Водяков поднял на подошедшего Белова глаза, вялые уже от созерцания заполненной корявым почерком страницы книжки учета происшествий:

– Не понимаю, Жень, врачи подъехали, осмотрели, типа, мужчина. Я говорю – вы чего же, она установленная же, с документами. Звонарева Анна Николаевна. А они: мы что, дескать, бабу от мужчины отличить не можем? Съезди, взгляни, что там…

– Да я и так собирался на данный момент.

И хохот, и грех

Евгений вышел во двор, где отделенческий УАЗик сурово бурчал своим дребезжащим мотором и занял пространство рядом с водителем. Дорога до места происшествия заняла минут 10, и за данный отрезок времени дебаты меж постовыми и докторами по вопросцам идентификации пола пострадавшего, видимо, порядком заморили всех принимавших в их роль. Таковой вывод можно было создать по понурому виду милиционеров, частично признавших свое техническое поражение в неравной схватке.

Что касается пострадавшего, поточнее, того, что от него осталось, то содержимое мешка, в который он был упакован, расположенного пока в паре метров от жд путей, разъясняло наличие обоснованных колебаний в половой принадлежности. Поездная травма, по своим последствиям, твердо задерживала рейтинг по меркантильной безжалостности к целостности людского организма (если бы таковой проводился)

– Привет, мужчины, – Евгений поздоровался с присутствующими. Постовые не скрывали собственной радости по факту прибытия старшего и наиболее ответственного коллеги, которому можно с облегчением передать эстафету отстаивания служебных интересов подразделения. Врачи, понятно, в физиологии (Физиология от греч. — природа и греч. — знание — наука о сущности живого) лучше разбираются, но порядок есть порядок: по сводке прошла дама, в управление сообщение дали, документы, снова же.

Тут необходимо учесть, что в случае причинения погибели неустановленному лицу нужно завести соответственное дело оперучета, которое так и именуется – дело по установлению личности трупа. И в его рамках работы непочатый край: ориентировки, отпечатки пальцев для проверки по картотеке информационного центра и остальные хлопотные и небыстрые мероприятия. Потому, любой приличный труп, по бытующему проф воззрению, во избежание доп обременения служащих ЛОВД мероприятиями по установлению собственной личности, обязан иметь при для себя идентифицирующие документы…

Буквально мужчина? – Евгений поглядел внимательно в глаза фельдшеру, размещая собственный автограф в протягиваемом им направлении на судебно-медицинское исследование.

– Проверьте сами. Отличительные признаки дать подсказку? Будет другое мировоззрение, обсудим, – нахмуренный взор фельдшера недвусмысленно намекал, что ему порядком надоело убеждать упорных оппонентов в том, что белоснежное – это белоснежное, а не напротив… хотя, в контексте сложившейся ситуации, быстрее, что темное – это темное … А быть может, просто и для него упаковывание в полиэтиленовый мешок останков торопливого пассажира тоже представлялось не совершенно правильным началом Денька хохота.

– Куда повезете?

– 5-ый морг. На Саляма Адиля, – дал ответ фельдшер, открывая дверь кареты скорой помощи, продолжавшей, в ожидании собственного экипажа, мигать не выключенными проблесковыми маячками. Хотя на данный момент никому и никуда уже не надо было спешить.

5-ый судебно-медицинский морг, расположенный на местности городской поликлиники №67, был закреплен за территорией, обслуживаемой ЛОВД, потому предстоящее уточнение пт предназначения не требовалось. Количество проведенного в нем хоть каким опером преступной милиции ЛОВД времени полностью могло быть основанием для получения статуса внештатного сотрудника данной организации.

Опознания, дактилоскопирование, фототаблицы в дела учета – трудовые будни опера транспортной милиции далеки от интересных сюжетов киносериалов.

Скорая тронулась с места и неспеша покатилась к выезду с пристанционной местности, и Евгений вдумчиво провожал ее взором до того, как она скрылась за поворотом. Разумеется, что не заладившийся первоапрельский праздничек принес заместо радостных розыгрышей грустные загадки. И первую из их, о причинах несовпадения фактического пола потерпевшего с данными паспорта, предстояло разгадывать в скором времени при помощи родственников Ани Звонаревой, неприклонно, видимо, приближающихся в истинное время к отделению милиции.

Нежданная встреча

С этими нерадостными идеями Евгений возвратился в ЛОВД, с ними же шел по длинноватому коридору к собственному кабинету, где и узрел, на расположенном напротив запертой двери стуле, миловидную молоденькую даму. В целом, ничем не приметную, похожую на почти всех остальных таковых же женщин, быть может потому лицо ее показалось Евгению знакомым в первую минутку. Лишь в первую, поэтому что во вторую он ее уже вызнал, так как всего пару часиков вспять пристально рассматривал изображение этого миловидного лица в паспорте, размышляя над бренностью существования и непостоянством судьбы.

Так что, не покидавшее его в крайний час чувство сюрреализма лишь усилилось, когда он сообразил, что перед дверью кабинета его ждет ни кто другой, как Звонарева Анна Дмитриевна, 20 3-х лет, отправленная им полчаса вспять, невзирая на возникшие недоразумения с полом, каретой скорой помощи, в черном мешке, в судебный морг на улицу Саляма Адиля. Во всяком случае, в согласовании с информацией, включенной в оперативную сводку происшествий на местности обслуживания отделения, переданной в линейное управление внутренних дел. Но, при всем этом, полностью жива и здоровая. И без упаковочного мешка.

Даже вялые от неизменного усиленного графика работы сотрудники преступной милиции не утрачивают обычно возможности мыслить до таковой степени, чтобы пугаться привидений в стенках родного отделения, хотя, нужно сказать, в первую минутку Евгению сделалось незначительно не по для себя. Жизнь часто подкидывает запоминающиеся действия и воспоминания. В один момент и вне зависимости от календарных дат… И ежедневная деятельность опера транспортной милиции полностью может приобрести нехарактерные ей, в принципе, цвета интригующих детективных сюжетов в стиле Агаты Кристи либо Конан Дойля.

Скоро денек вошел в рабочее русло. Стопка материалов на столе ненавязчиво напоминала, что интереснейшие загадки первоапрельского праздничка – только вспышки на фоне ежедневного рутинного бумагооборота, требующего не дедуктивных возможностей, а терпения и усидчивости.

Разгадка оказалась проще

Что ж до обрисованных ранее событий, то разъяснение оказалось полностью обычным, даже прозаичным, и не имело ничего общего с хитроумными запутанными сюжетами классиков забугорного детектива.

Днем, по дороге на работу, уже популярная Аня Звонарева, находясь на платформе загородных поездов в ожидании электрички, чрезвычайно увлеклась своими девичьими идеями и возвратилась в действительность, лишь когда незнакомый мужик, выхвативший из ее рук сумочку, уже бежал вдоль перрона, запихивая добычу за пазуху. Издаваемые женщиной клики о помощи стимулировали его двигаться, по способности, резвее. Стремясь не делать быть центром всеобщего внимания, он спрыгнул на пути, рассчитывая скрыться за обратной платформой и, при выполнении маневра, сделал традиционную ошибку торопящегося пассажира: удостоверился в отсутствии поезда слева от себя, благополучно угодив под приближавшийся справа.

Так как вышло это на очах почти всех, в то время как момент завладения сумочкой не стал, полностью, достоянием общественности, вся полнота картины была установлена только спустя некое время. Испуганная вдвойне – началом хищения принадлежащих ей вещей и настолько катастрофическим его окончанием, женщина, побоявшись присоединиться к нарастающей вокруг пострадавшего суете, обратилась к проходившему мимо милиционеру в форме, сообщив ему о произошедшем и получила от него совет следовать в местное отделение транспортной милиции.

Сам проходящий сотрудник к транспортной милиции дела не имел и, будучи занятым своими делами, продолжил собственный путь, не став вникать в подробности. А женщина, отправилась на вокзал, обоснованно предположив, что необходимое ей отделении находится там. Путь до размещенного там линейного управления, разъяснения с дежурным и операми, следующий путь оттуда до ЛОВД, практически осуществляющего оперативное сервис местности, где произошел наезд.

В итоге, встреча с оперуполномоченным Беловым на пороге его кабинета произошла в тот уже момент, когда физическая вялость заменила чувственный стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз) и состояние депрессивного безразличия к происходящему смешалось с раздражением от слабенького осознания организационной структуры милицейских подразделений.

И все таки, полностью значимой компенсацией удрученного настроения для девицы сделалось возвращение, в целости и сохранности, утраченных вещей, а для Евгения, как и вознаграждением за потраченные нервишки и время – сам по для себя раскрывшийся грабеж, в силу событий отнесенный сейчас к его личным заслугам. Преодолев некое недоумение, женщина немедля написала заявление по данному факту, благоразумно не став вникать в аспекты милицейской статистики раскрываемости.

На фоне произошедших с ней в это утро событий и сопутствующего стресса смысл продиктованной Евгением формулировки с просьбой «принять меры к розыску принадлежащих мне вещей и вербованию к ответственности лица, совершившего их хищение» отторжения не вызвал, хотя, подсознательно, все таки показался странноватым, так как отстаивание ее нарушенных прав, как бы, принятия каких-либо мер уже не добивалось. На ее взор.

Хотя, с иной стороны – не достаточно ли… Наверняка, ни к чему штатским лицам вникать в вопросцы обеспечения правопорядка специалистами.

Ещё новости

Добавить комментарий