От первого лица

Владимир Лукин, заместитель председателя Комитета по интернациональным делам Совета Федерации ФС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), сопредседатель Организационного комитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 100-летию со денька рождения А.Д. Сахарова:

— Андрей Дмитриевич Сахаров — человек, сыгравший только важную, и навряд ли даже будет преувеличением сказать, неповторимую роль в том, как раскручивалось колесо истории населения земли и дела меж важными странами планетки во 2-ой половине ХХ века.

Гласить о настолько незаурядной и неповторимой личности, как Сахаров, не попросту. Человек, совсем не заслуженно награжденный всего только одной Нобелевской премией, еще наиболее не заслуженно лишенный нескольких высших государственных наград (надеюсь, эта несправедливость будет в наиблежайшее время исправлена), вместивший в свою относительно недолгую жизнь настолько не мало исторически важных открытий, инициатив и гуманитарных акций, по моему убеждению, был и остается одним из самых ярчайших персонифицированных воплощений эры 2-ой половины 20-го столетия — эры «биполярного мира». Наш Оргкомитет [по проведению Сахаровского юбилея в РФ] хочет способствовать проведению целой серии мероприятий в преддверии 21 мая 2021 года — даты столетия со денька рождения Андрея Дмитриевича Сахарова — и приглашает всех желающих принять в их посильное роль.

Россияне окрестили "10-ку" самых выдающихся российских ученых

Вспоминать о наследстве Сахарова следует, на мой взор, отталкиваясь, по наименьшей мере, от 4 важных причин его личной судьбы.

Во-1-х, нужно держать в голове о Сахарове как явлении в естественной науке, физике. Навряд ли нам, гуманитариям, под силу оценить масштабы вклада в науку современного физика (в отличие от древних и средневековых синтетических ученых), но ясно, что этот вклад громаден и в теоретическом, и в практическом смыслах. Андрей Дмитриевич Сахаров был не один в собственном деле. Но он был один из «самых-самых».

Во-2-х, он был реальным политическим мыслителем. Развернутая статья Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и умственной свободе», также Нобелевская лекция «Мир. Прогресс. Права человека» относятся к числу основополагающих обоснований теории конвергенции. И если мы пристально поглядим на те бурные и противоречивые действия, которые происходят в нашем нынешним мире, мире начала третьего тысячелетия, то сможем достаточно ясно различить в этих работах Андрея Дмитриевича как элементы, не прошедшие тесты времени, так и те, которые свидетельствуют о жизненности и продуктивности мыслях интеграции и глобализации наилучших сторон идеологически расколотого на две части и готового к непримиримой конфронтации «биполярного мира».

Может быть, в теории конвергенции можно найти некие романтически-утопические элементы. Но, в то же время, по прошествии полвека идеи постепенного, но упрямого укрепления глобальных и региональных структур сохранности (таковых как ООН и ОБСЕ), и а именно, предложения о укреплении роли СБ ООН на базе согласования позиций «пятерки» неизменных членов, и идеи продвижения вперед, невзирая на все трудности и конфликты, «3-х корзин» СБСЕ не израсходывали себя. Мне и на данный момент они кажутся существенно наиболее конструктивными и многообещающими, чем хэппиэндовская утопия «конца истории» на базе посткоммунистического, по-птолемеевски плоского однополярного мира. Даже если он и лежит на 3-х китах. Будущее, подчеркивает Сахаров, — на путях плюралистической конвергенции и контролируемого научно-технического прогресса.»

Мы не можем не вспоминать сейчас Сахарова и как правозащитника. Его подвижническая, геройская работа в области правозащиты — отдельная, большущая тема.

Сахаров также остается одним из столпов, отцов-основателей глобального ядерного равновесия, на котором держался мир 2-ой половины ХХ столетия, а по большенному счету, наша планетка и пребывающее на ней население земли держится и по сей денек. Очень увлекательна и назидательна его эволюция от увлеченного своим проф делом известного ученого-ядерщика, смотрящего на мир с весьма высочайшей, но собственной, «ведомственной колокольни», до большого, стратегического мыслителя, все наиболее ясно и глубоко понимающего, как бесспорные стабилизационные способности, так и страшные угрозы разрастания ракетно-ядерных потенциалов. Конечной точкой в этом вопросце можно считать его последующее заявление: «И все таки я считаю, что вопросцы войны и мира, вопросцы разоружения так важны, что и в самой трудной ситуации они обязаны иметь абсолютный ценность и необходимо употреблять все имеющиеся способности для их решения, готовить почву для предстоящего продвижения в дальнейшем… В этом совпадают цели всех ответственных людей на Земле, в том числе, как я считаю и надеюсь, и русских управляющих…» И дальше: «Любые переговоры о разоружении вероятны только на базе стратегического равновесия».

Современный мир, очевидно, очень поменялся со времени ухода со сцены таковых титанов прошедшего столетия, каким был Андрей Дмитриевич Сахаров. Но умопомрачительно не то, что мир поменялся. Умопомрачительно то, сколько заморочек прошедшего приходится решать сейчас живущему поколению. Так и охото сказать словами Андрея Вознесенского: «Все ворачивается на круги свои. Лишь вращаются круги сии».

Одним из самых размеренных причин стратегического равновесия будет то событие, что 90 процентов ракетно-ядерного потенциала современного мира все еще находится под контролем 2-ух наших стран. По-видимому, сравнимым должен быть признан и уровень ответственности Рф и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) за поддержание глобальной сохранности в данной для нас сфере.

Я думаю, что публичный диалог по данному кругу вопросцев с ролью знатных представителей всех без исключения ядерных держав был бы полезен уже на данный момент. А в дальнейшем станет критически нужным. Но давайте для начала отряхнем пыль с прошедшего. И вспомним, как был полезен, а время от времени и продуктивен в прошедшем двухсторонний публичный диалог для подпитки мыслях диалога межгосударственного. Давайте, как выражался академик Сахаров, займемся поисками «плюралистической конвергенции» на российско-американском уровне ученых и профессионалов. Ибо, как замечательно произнес иной нобелевский лауреат Уинстон Черчилль в 1941 году: «Если мы победим, это никого не будет тревожить, а если проиграем — беспокоиться будет некоторому».

К слову, наша нынешняя конференция представляет собой одну из попыток возобновить на новейшей базе и в новейших критериях публичный диалог меж Россией и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) по стержневому, по существу, вопросцу наших отношений — многофакторной совокупы стратегических заморочек. Таковой диалог происходил в самые острые времена прохладной войны, и его полезность и востребованность в наши деньки также не подлежит сомнению.

Ещё новости

Добавить комментарий