Леопольд и Рудольф Блашка, пожалуй, более известны тем, что сделали коллекцию стеклянных цветов для Гарварда. Но вкупе они оставили собственный след, создав тыщи моделей морских беспозвоночных, которые до сего времени представляют гигантскую ценность для большинства современных учёных.


Слева вправо: фото Пелагии (Pelagia noctiluca), медузы, отысканной в Средиземном море; стеклянная модель Блашки; акварель Блашки. Фото: Дрю Харвелла и Музея естественной истории Женевы.

В 1860-е годы, когда чешский стеклодув Леопольд Блашка начал лепить модели подводных созданий, промышленная революция, рост населения и изменение атмосферного климата ещё не нанесли полный вред морскому биоразнообразию. За три десятилетия, используя способы, которые до сего времени сбивают с толку профессионалов, Леопольд и его отпрыск Рудольф сделали наиболее 10 тыщ стеклянных моделей растений и обитателей подводного королевства, выполненных в мелких деталях. Часть из их была сотворена специально для образовательных целей в Гарвардском институте.


Этот осьминог (Octopus vulgaris) заходит в необъятную коллекцию стеклянных морских моделей Корнелла, изготовленную Леопольдом и Рудольфом Блашкой. Фото: Gary Hodges.

Эти двое принадлежали к длинноватой династии стеклодувов: семья Блашка работала в данной нам области с пятнадцатого века. Сам Леопольд начинал с производства стеклянной бижутерии в рамках домашнего бизнеса, но позднее его интересы поменялись. Его энтузиазм к созданию стеклянных изделий, вдохновлённых формами природного мира, как молвят, начался во время океанского путешествия в Соединенные Штаты, во время которого его корабль сделал остановку на Азенских островах, где он узрел огромное количество медуз в воде.


Сифонофор Apolemia uvaria. Фото: Kent Loeffler.

Это вдохновило мужчину на увлечение морской жизнью, и он начал создавать стеклянные модели созданий и растений, отысканных в море. Его отпрыск Рудольф позднее работал с ним над этими моделями. До собственной работы в Гарварде они также снабжали почти все музеи и институты по всему миру стеклянными моделями для образовательных целей. К примеру, в Шотландии Государственный музей в Эдинбурге в истинное время обладает практически соткой стеклянных моделей. Некие работы Блашка также есть в Глазго, в Музее Хантера Института Глазго и в Художественной галерее Келвингроув.


Тип морского слизняка, именуемый пятнистым сакоглоссаном (Calophylla mediterranea), предоставлено Музеем естественной истории Ирландии. Фото: Guido Mocafico.

Истоки популярности стеклянных моделей семейства Блашка можно проследить прямо до девятнадцатого века, когда такие модели представляли необыкновенную ценность для науки. В этот период в музеях было принято включать модели предметов, а не только лишь сохранившиеся версии самих вещей. Исходя из убеждений образовательных целей некие разглядывали модели как настолько же ценные, как и настоящие вещи, и спрос на их рос.
В XVIII веке просвещение и французская революция привели к разрушению прежних соц и религиозных институтов.


Морские слизни. Фото: mcz.harvard.edu.

На их месте наука и образование возникли как новейшие сияющие огни. В то время как представление о постоянном Королевстве Божьем подвергалось сомнению эволюцией, естественный мир воссоздавался в таксидермии и диорамах в музеях по всему миру. Зоопарки, ботанические сады, аквариумы и музеи были заняты созданием собственных собственных маленьких искусственных вселенных.


Обычная морская звезда (Астериас Рубенс), предоставлено Музеем естественной истории Ирландии. Фото: Guido Mocafico.

Но до конца XIX века не было принято применять стеклянные модели для обучения ботанике: растения или сушили, или делали модели с внедрением папье-маше либо воска.


Эта масштабная и увеличенная версия Perigonimus vestitus представлена на выставке хрупкого наследства в Музее стекла Корнинга. Фото предоставлено кафедрой экологии и эволюционной биологии Корнельского института.

Но выбор Блашкой стекла в качестве материала для собственных моделей оказался безупречным для проигрывания форм морских созданий, включая кораллы, медуз, осьминогов, кальмаров, морских звёзд, морских огурцов и головоногих моллюсков.


Длиннорукий моллюск (Chiroteuthis veranyi). Фото: Guido Mocafico.

Работа Леопольда над стеклянными моделями морской жизни была также частично ответом на необходимость отыскать метод отображения морских беспозвоночных для целей исследования. Беспозвоночные имели тенденцию разрушаться, как они больше не находились в собственной естественной среде обитания и не могли выжить вне воды, а пробы сохранить мёртвых были безуспешными, потому что они стремительно распадались, даже если их консервировали в спирте. К тому же, такие модели могли демонстрировать цвета созданий, потому что они имели тенденцию стремительно исчезать, как истинные появлялись на поверхности.


Букет цветов, 1880-1890 год. Фото: cmog.org.


Слева вправо: Примула и тибухина, цветок принцессы, эталоны стеклянных цветов Леопольда и Рудольфа Блашки, 1890-е годы. Фото: lindahall.org.

Стекольные фабрики Блашки были важны, поэтому что они предшествовали эре подводной фото, потому их модели были наилучшей возможностью узреть изображения подводных растений и созданий. Такие фигуры охотно скупали университеты и школы, также конкретные собиратели, желающие заполучить в свои коллекции то либо другое существо.


Коллекция стеклянных растений и цветов Гарвардского Музея естественной истории. Фото: lindahall.org.

Один из самых огромных щитов со стеклянными эталонами (приблизительно 600 штук), принадлежит Корнельскому вузу в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), где до недавнешнего времени он был практически забыт, спрятан на складе в аварийном состоянии.


Стеклянный эталон мескита (mesquite) на выставке, сделанный Леопольдом и Рудольфом Блашкой, 1896 год, Гарвардский Музей Естественной истории. Фото: lindahall.org.

Но сначала 90-х годов прошедшего века, будучи юным доктором, доктор Дрю Харвелл, найдя «капсулу времени» морской биологии XIX века, начала каталогизировать коллекцию.


Lupinus mutabilis — стеклянный эталон с деталями. Фото: photobotanic.com.

«Во всей данной нам коллекции есть своя ценность», — гласит она. — «Это то, что можно было узреть практически двести годов назад».


Стеклянные цветочки из коллекции Гарварда. Фото: гугл.com.ua.

В крайние годы исследователи начали ассоциировать морские работы Леопольда с текущей морской жизнью, чтоб узреть, не существует ли каких-то видов, когда-то сделанных дуэтом.


Кактусы. Фото: pinterest.nz.

Их подводный мир – неповторимая возможность заглянуть в недра самой матушки природы, существовавшей не один десяток годов назад.

А в продолжение темы, читайте о том, как французскому ювелиру Люсьену Гайар удалось разгадать секреты японских мастеров и сделать воистину изумительные костяные гребни, броши и остальные декорации.

Ещё новости

Добавить комментарий