Иллюстрации Жоржа Лепапа.

На заре XX века искусство фото еще не достигнуло сегодняшних высот. Шедевры парижских кутюрье для потомков сохраняли престижные иллюстраторы – живописцы, которым под силу было придать нарисованному виду очарование настоящего. И владыкой парижских иллюстраторов был Жорж Лепап…


Престижные иллюстрации Жоржа Лепапа.

История Жоржа Лепапа начинается так же, как у почти всех французских иллюстраторов тех лет. Он родился в 1887 году в обычной парижской семье, с юношества увлекался искусством, в восемнадцать поступил в Школу роскошных искусств… И там он весьма стремительно завел широчайший круг знакомств – что потом сослужило ему неплохую службу.

В 1909 году Жорж Лепап повстречал свою любовь – Габриэль Лозанн. А год спустя, во время художественной выставки, свершилась еще одна его решающая встреча. На этот раз – проф, но в творческом смысле и это было любовью с первого взора. Его звали Поль Пуаре, и он был кутюрье. Начавшись как художественный опыт, их сотрудничество продлится целое десятилетие. Звезда Поля Пуаре взойдет на парижском модном небосводе и стремительно погаснет – но его экзотические ориентальные костюмчики будут будоражить фантазию юных дизайнеров чуть ли не сотку лет. А Жорж Лепап станет легендой престижной иллюстрации и графического дизайна.


Иллюстрации для Поля Пуаре.


Престижные иллюстрации Жоржа Лепапа.

Их первым совместным произведением был иллюстрированный альбом «Les Choses de Paul Poiret». Лепап представил наилучшие наряды от Пуаре с нескольких ракурсов и в сложных сюжетных постановках. Он был первым, кто принес в модную иллюстрацию сюжет и движение. Роскошные дамы в длинноватых бусах и узеньких прямых платьицах – новаторский силуэт! – флиртовали, крутились перед зеркалом, болтали с подругами… и даже ускользали за границы формата. Почаще всего эти милые сценки разыгрывались в интерьерах в стиле модерн. Шикарные декорации и красивые наряды «очаровательных дам Парижа» делали единое целое. Лепап употреблял известные мотивы, пользующиеся популярностью у французских граверов – обыденность богатой парижанки, но первым применил их в рекламе одежки. С течением времени в иллюстрациях Лепапа сцены будут становиться труднее и даже драматичнее.


В иллюстрациях Лепапа постоянно была сюжетность, героини интриговали зрителя.

В 1981 году это издание узрели и русские граждане – его выставлял Муниципальный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Вослед за Пуаре талант Лепапа оценили и остальные парижские кутюрье – Жак Дусе, Фредерик Уорт, Жанна Ланвин, Жанна Пакен… Лепап умел адаптировать свои творческие искания к стилю и идеологии определенного престижного Дома – и заказчики ощущали, что получили конкретно то, чего же желали.


Иллюстрации для обложек Vogue.

Он умудрялся дружить со всеми, от исступленных фовистов до неприступных властителей мира драгоценностей. И в первую же декаду XX века Лепап, не пропускавший ни одной богемной вечеринки, встретил прославленного российского антрепренера Сергея Дягилева. Эта страничка в жизни престижного иллюстратора не так известна, но он много работал для «Российских сезонов». Он оформлял афиши и театральные программы. Тут Лепап был максимально декоративен, утрировал ломаные и тотчас брутальные, так непохожие на традиционный балет, движения танцовщиков. К театральной теме Лепап еще возвратится – в 1923 году, когда создаст декорации к постановке «Голубой птицы» Метерлинка.


Иллюстрации для обложек Vogue — декоративный, символистский подход.

В 1912 году он расширяет круг собственных заказчиков – туда заходит большой парижский издатель Люсьен Фогель, и Лепап начинает иллюстрировать известную газету «Бон Тон». Спустя четыре года он нарисовал первую свою обложку для английского Vogue – и это была судьба.

В 1920-х Лепапа пригласили в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в качестве основного иллюстратора обложек южноамериканского Vogue.


Иллюстрации для обложек Vogue.

Конкретно во время художественного «правления» Лепапа Vogue существенно усилил свое воздействие в мире моды. Старейшее издание в собственной области, Vogue уступил было позиции наиболее юным соперникам, но в 1920-х его реализации резко возросли – благодаря замечательным работам Лепапа. Он сделал больше сотки обложек для возлюбленного журнальчика. О рисунках Лепапа для Vogue писали: «с самого начала они были эталонами утонченности, простоты и зрительного остроумия».


Иллюстрации для обложек Vogue.

В те годы Лепап был просто нарасхват. Он работал практически во всех областях рекламы и графического дизайна, отрисовывал обложки для Vanity Fair и Harpers Bazaar, плакаты для престижного дома Hermes и универмага Wanamaker. Проиллюстрировал и 30 книжек — Он иллюстрирует около 30 книжек: Пол Жеральди, Саша Гитри, Альфред де Мюссе и даже Платон.


Героини обложек Vogue, сделанных Лепапом.

С возрастом дерзкий, но стильный стиль Лепапа формировался под воздействием ориентализма, персидских миниатюр и российских балетов. От французской версии ар нуво, от «очаровательных дам» он перебежал к изображению флэпперов, любительниц джаза, и мощных дам, которым по плечу и выследить кабана, и оседлать «стального жеребца». Его иллюстрации преобразовывались в целые истории, и зрителю хотелось разгадать потаенны его героинь, заглянуть в их мир, утонченный, недостижимый… Жорж Лепап умел быть лиричным, умел передать дрожащий на ветру шифон и нежность лепестков – и в то же время ему был подвластен твердый сияние блестящей стали и острые углы престижных стрижек. В отличие от коллег, болезненно переживающих конец прелестной эры, Лепап стал жарким фанатом стиля ар деко и значительно воздействовал на формирование его эстетики.


Мощные дамы 30-х на обложке глянцевого журнальчика — почему бы нет?

Лепап был владельцем расчудесной виллы в горах, которую потом унаследовал его отпрыск – Клод Лепап. Он начал двигаться по стопам отца и стал выдающимся гравером, книжным иллюстратором и художником-символистом, известным своими метафизическими портретами.

Жорж Лепап прожил долгую жизнь и до крайнего вздоха оставался если не самым, то одним из самых важных престижных иллюстраторов XX века. Он заложил базы графического языка престижной иллюстрации, его стиль эволюционировал и адаптировался к трендам, его нововведения стали классикой графического дизайна. И сейчас картинки Жоржа Лепапа уходят за баснословные суммы на аукционах, собиратели готовы на все ради его акварелей, а музеи заботливо хранят оригиналы и 1-ые издания работ художника.

В своё время были популярны в журнальчике Vogue и азиатские мотивы. И для наших читателей серия утонченных фото от престижного издания Vogue.

Текст: Софья Егорова.

Ещё новости

Добавить комментарий