Как по сути звали Чука, Гека, Вольку и остальных персонажей из русского юношества — odnoklassniki-jl.ru



На примере героя известного русского кинофильма мы знаем, что Жора Иванович – это Гоша, он же Гога, он же Жора, он же Юра. Схожая неурядица может ввести в ступор иноземца, но не поражает российского человека. Но вот что за имена скрываются под нежными детскими прозвищами из старенькых кинофильмов и книжек, разобраться иногда не так просто.

Традиция давать детям семейные нежные прозвища весьма стара. В среде знати это было принято, и мы знаем, что величавого самодержца Николая II члены семьи звали Ники, а его царственную супругу – Аликс. Елизавета Баварская даже в истории осталась как принцесса Сиси, а ее сестру Лену с юношества сокращали до Нэнэ. Чуток позже, в русское время, такие «переделки» начали звучать чуток по-другому, но на самом деле собственной не поменялись. Если на данный момент принято именовать человека полным именованием уже с пеленок, то ранее по дворам бегали Котьки, Бобки и Альки. Но иногда это имяобразование шло весьма зигзагообразными способами, и сейчас бывает тяжело разобраться, что все-таки прячется за тем либо другим прозвищем.


Бобка — герой рассказа Николая Носова

Любопытно, что подобные имена нередко были неповторимыми. Володю, к примеру, могли уменьшить до Лоди либо Вольки – так что герой повести Л. Лазаря «Старик Хоттабыч» по сути быстрее всего Владимир (хотя быть может и Вольдемар). Имя Лена трансформировалось в Люшу, ЛенкА, Леночку и даже Ёлочку, Ёлку. Всем популярная Мура из стихов Чуковского – это Мария (младшая дочь писателя), а Лёля и Минька, о которых писал Зощенко – это по сути Оля и Миша.

Современным детям, которых воспитатели в саду именуют полыми именами, трудно разъяснить даже принятые сокращения. Почти все удивляются, как Александр мог перевоплотиться в Шурика (здесь даже буковкы не совпадают), Анна – в Нюру, а Маша – в Марусю. Ранее же никого не поражало, если Костю звали Котькой, а Олега Алькой. А вот Николаев могли именовать и Коками – такое, естественно, лучше было скрывать от товарищей. В дворовой среде были свои сокращения, и бабушкин любимец Кока на улице преобразовывался в Коляна. Нередко предки специально меняли национальные имена, чтоб окружающим было проще разговаривать с ребенком – так, к примеру, Наиля могла перевоплотиться в Нелю, Рахель (по паспорту Раису) дома звали Лёлей, а Вольфа упрощали до такого же Вольки.


Тотоша и Кокоша в иллюстрациях различных лет

У Николая Носова в рассказах мы встречаем необыкновенные имена. Бобка, который разорвал брюки и позже сам пришивал заплату – это, быстрее всего, Борис. Хитрецкий Котька, не желавший строить горку, когда вырос, стал наверное Константином. Правда, время от времени писатели задавали нелегкие задачи. В 1937 году Ян Ларри сочинил книжку о умопомрачительных приключениях Карика и Вали. С Валей все понятно, а вот Карик до сего времени остается загадкой – он Оскар, Макар либо даже Икар — четких данных нет, и высказываются разные представления.

К слову, у Крапивина тоже бытует Оскар, которого все зовут Оськой. А вот Тотоша и Кокоша из сказок Чуковского – это, быстрее всего, Антон и Николай, хотя неким кажется, что Тотоша – это девченка Виктория. Неурядица отражается даже в иллюстрациях, где 1-го из малеханьких крокодильчиков отрисовывают то мальчуганом, то девченкой – как больше нравится художнику.


Кадр из к/ф «Чук и Гек». Режиссер Иван Лукинский

Остаются потаенной и истинные имена всеми возлюбленных братьев из рассказа Аркадия Гайдара. Как по-настоящему звали Чука и Гека, толком не понятно, потому дискуссируются разные версии. Быстрее всего, Гек – это видоизмененный Сергей, который трансформировался до Сергейки, а потом – до Гейки (это очередное имя, появляющееся в детской литературе тех времен). Чук, может быть, произошел от Владимира. Это не так разумеется с первого взора, но если именовать Володю Вовчуком, а позже убрать из слова все самые принципиальные буковкы, то может получиться.

В сети можно повстречать упоминания о семье геолога Серегина, который, типо, был соседом Гайдара. У него росли двое отпрыской (Володя и Сергей), которые и стали образцами этих восхитительных героев. Есть, правда, и наиболее экзотичные версии: имя Чук создают даже от Чуковского, а Гека – от Гектора либо Гекльбери Финна.

Прозвища членам семьи Романовых давались и народом, и не постоянно эти имена были так милыми: Царственные «Бульдожки», «Уточки» и «Ананас»

Ещё новости

Добавить комментарий