Как ювелир Синди Чао решила проститься с карьерой, а стала звездой: Драгоценности, которым пространство в музее — odnoklassniki-jl.ru


Синди Чао и ее шедевры.

Издавна понятно, что азиатские ювелиры – истинные волшебники. В плеяде звучных имен юная художница Синди Чао занимает не крайнее пространство. В детстве она желала сделать нечто, что попадет на аукцион Christie’s – ни больше, ни меньше. И сейчас драгоценные цветочки и бабочки, настолько хрупкие с виду и крепкие в реальности, хранятся в музеях современного искусства, уходят с молотка за баснословные суммы и обвораживают знаменитостей…


Декорации от Синди Чао.

Синди Чао родилась Тайбэе, в известной творческой семье, росла в Нью-Йорке. Дед Синди был архитектором и занимался проектированием храм, отец – архитектором, а сама она с юношества любила мастеристь чего-нибудть руками, в особенности лепить. Родные постоянно поддерживали ее – и пусть они не могли отдать ей проф советов, их теплые слова побуждали Синди в минутки проблем. 1-ое ее украшение купила… ее мать. Чтоб начать свой бизнес – это был дальний 2004 год, — Синди продала недвижимость, подаренную семьей, получила образование в области геммологии. И все таки пару лет мачалась от нехватки средств, поддержки, познаний и убежденности внутри себя. И, практически разочаровавшись в избранном пути, она поразмыслила – я создам крайнее свое украшение, брошь, символизирующую мимолетность жизни, то что живет всего один денек…
И это принесло ей славу, средства и мировое признание.


Бабочки — знак мимолетности жизни.

В детстве Синди жила недалеко от аукциона Christie’s. Любой денек, шагая в школу, она задумывалась: «В один прекрасный момент я создам нечто, что купят там за миллионы!». И… будучи начинающим и неведомым ювелиром, свою первую коллекцию она предложила для реализации конкретно в Christie’s. А почему бы и нет? Правда, сумма, предложенная руководителями аукциона, очень ее расстроила – ведь это было существенно ниже ее издержек. Вообщем, она согласилась – при одном условии: ее имя обязано прозвучать на аукционе! Грозные мужчины в костюмчиках рассмеялись: «Мы подписываем имена лишь именитых ювелиров и огромных брендов!». Но напор и талант Синди не оставили их флегмантичными. Так Синди Чао пробудилась известной.


Брошь-бабочка.

Визитной карточкой Синди Чао стали броши-бабочки – несколько известных моделей с редкими драгоценными камнями и титановой основой. Да-да, те же бабочки-однодневки, знак разрушенной мечты, которым предначертано было стать «крайними» в ювелирной карьере Чао. Одна из их – бабочка-балерина – сотворена в сотрудничестве с Сарой Джессикой Паркер. Это не дешевенький рекламный ход – Синди Чао не нуждается в продвижении. Просто дамы дружат – и издавна планировали сделать что-то совместно. Бабочка-балерина была продана за миллион баксов.


Синди Чао и Сара Джессика Паркер.


Бабочка-балерина.

Нужно сказать, аукционный дом Christie’s показал не наименьшую смелость, чем художница (Синди именует себя конкретно художницей, а не дизайнером, и на другими словами предпосылки – дизайнер наиболее подвержен воздействию рынка, а живописец может творить свободно). Сначала нулевых собиратели предпочитали маленькие декорации, а в коллекции Синди были большие браслеты и броши. Но уже в 2012 году ее декорации уходили за сотки тыщ баксов (брошь Transcedence Butterfly – практически за миллион), существенно превосходя ожидания.


Декорации Синди Чао признаны произведениями современного искусства.

Реальная слава обвалилась на Чао, когда в 2010 году ее броши заполучил… Государственный музей естественной истории. За год ранее действия Синди Чао в Нью-Йорке решила показать свои декорации наикрупнейшему ювелирному универмагу Bergdorf Goodman. Управляющий ювелирного отдела, «весьма знатная дама», сначала не придала значения данной нам встрече и предоставила Синди всего 20 минут на. Но, увидев ее бабочек, лишилась дара речи. Опосля этого бабочки Синди Чао оказались на обложке престижного нью-йоркского журнальчика (в первый раз в истории издания), с ней стали связываться собиратели, но художница вдруг передумала продавать бабочек. Одному из возможных покупателей она дерзко заявила, что им пространство в музее… и он познакомил ее с представителями Государственного музея естественной истории!


Серьги от Синди Чао.

Когда куратора музея спросили, почему в коллекцию музея сейчас входят декорации сейчас живущей женщины-ювелира из Китая, он дал ответ: «Бабочки Синди Чао – это будущее ювелирного искусства». Синди тогда было 30 6 лет, и она поразмыслила: «Люди будут наслаждаться тем, что я сделала, еще несколько веков!». Эта идея потрясла ее – и вдохновила.


Серьги от Синди Чао.

У Синди Чао две мастерские – в Париже и Женеве, и поездки разрешают ей расслабиться и придумать что-то новое. Синди изредка работает с драгоценными сплавами, предпочитая настолько возлюбленный китайскими ювелирами титан. Титан дозволяет создать ее творения легкими, практически невесомыми – а ведь она любит созодать большие броши. Но часто сплав в дизайне ее изделий фактически незаметен – Синди и ее коллеги стремятся подгонять камешки как можно поближе друг к другу, чтоб сделать чувство живого цветка либо истинной трепетной бабочки.


Кольцо и драгоценные часы.

Рвение к естественности – причина, по которой ее декорации ассиметричны, искривлены. Они должны жить и дышать… На производства кольца либо броши может уходить до 10 тыщ часов, а выхода новейших изделий приходится ожидать годами. Она работает на заказ, но в процессе работы изначальный план может поменяться пару раз – тому виной исключительный перфекционизм Синди, в проф плане жестокой и к для себя, и к сотрудникам. Все обязано быть совершенно – на наименьшее Чао не согласна!


Декорации, воодушевленные настоящими растениями.

Так же придирчиво она относится и к качеству камешков. Чао употребляет редкие кашмирские сапфиры, колумбийские изумруды и бриллианты различных цветов, но постоянно – с высочайшими чертами. Любит она и нетривиальные сочетания, и нежданные материалы – жемчуг конк, доступный только избранным, кунцит, драгоценные камешки непривычных цветов.


Драгоценные цветочки Синди Чао.


Дизайн украшений позаимствован у матери-природы.

Сама она фактически не носит украшений – как нередко бывает с реальными творцами. Неописуемо, но у данной нам юной феи цветов есть взрослый отпрыск, которого она воспитала одна – больше о личной жизни художницы ничего не понятно, ну и не надо – ведь ее драгоценные бабочки скажут о ней больше, чем слова.

Текст: Софья Егорова.

Ещё новости